Множественная личность: техника безопасности (Люда Орел)

Это я :)

Мне тут к одному посту в блоге написали комментарий в стиле: «О, как ты хорошо знаешь своих внутренних персонажей, я тоже так хочу!» И я призадумалась. Потому что у меня за плечами много лет терапии, обучения и самообразования в этой области. А внешне может казаться, что все очень просто, и любой может заглянуть в глубины своего бессознательного, наловить там интересненького и вернуться неповрежденным.

На самом деле, если вы — множественная личность, а не просто у вас есть какие-то субличности, от такого самокопания можно оказаться в очень плохом состоянии и попасть в большие неприятности, с которыми потом еще не факт, что удастся справиться. Я имею в виду такие неприятности как тюрьма или психиатрическая лечебница с плохо подобранными препаратами. И в том, и в другом случае качественно позаботиться о себе может оказаться довольно пробематично, и пути назад может так и не случиться.

Онно Ван дер Харт пишет, что работа с отщепленными частями и травматическим опытом — это второй этап терапии, а первый — это налаживание жизни. Он пишет много, но я попробую просуммировать то, что у меня выкристаллизовалось в процессе практики.

Прежде чем приступать к такой вот глубинной работе, важно убедиться, что у вас есть работа и/или иной постоянный источник дохода, а также крыша над головой. Важно, чтобы вы могли обеспечить себя едой, более-менее полноценной. Важно, чтобы у вас был сон. Он может быть с ночными пробуждениями, кошмарами и прочими «радостями» посттравматического стресса, но если при норме сна 8-9 часов вы спите 6 часов, потому что у вас ребенок/работа/соседи сверлят, нужно что-то менять.

Еще очень важно, чтобы вам не выносили мозг. Если вы не успеваете дойти до туалета или до кухни, чтобы вам кто-нибудь не сказал чего-нибудь такого, что вы потом будете несколько часов в себя приходить, — это не та обстановка, где можно браться за прошлые травмы или работать с частями. Если токсичные родственники могут позвонить вам в любое время дня и ночи, нужно как-то обеспечить себе безопасность: сменить номер, отключить телефон или хотя бы ограничить время, в которое это может случиться.

После всего этого можно начинать работать. Обязательно — с человеком, который хотя бы приблизительно знает, что и как может быть. В работе с травмой и диссоциацией очень много подводных камней, которые «с берега» даже трудно себе вообразить. К счастью, помимо сугубо индивидуальных трудностей, есть и более-менее типичные препятствия, которые можно научиться различать и что-то с этим делать. Но дается это не сразу.

Многим кажется, что психотерапевт нужен именно для разбора травм и общения с отщепленными частями. На самом деле психотерапевт бывает очень полезен и на этапе налаживания жизни. К тому же, за это время с терапевтом формируется прочный альянс, на который в любом случае уходит какое-то время.

И еще одно.

Не стоит лезть в травму или в работу с частями, если у вас клиническая депрессия. В этот период психика и так истощена и склонна к саморазрушению, так что здесь важно прожить депрессию, выбраться из нее, а травматический материал и части оставить на более благополучный период.

Общее правило таково: ресурса «здесь и сейчас» должно хватать для интеграции травмы. Пока ресурса не хватает — работаем на ресурс.

И да, существуют экстраординарные ситуации, когда у человека, например, диссоциативный срыв на фоне депрессии. Или осложненное горевание на фоне эмоционального выгорания. Вот тогда помогающему специалисту приходится жонглировать подходами, методиками и системами представлений, чтобы как-то вырулить ситуацию. И да, последовательность этапов терапии при этом бывает… странной. Но это тоже вариант работы.

Короче, весь пафос моей речи сводится к тому, что «не повторяйте это дома». Или повторяйте, но подстелите себе соломки, пожалуйста.

И, как говорится, «чтобы у нас все было, а нам за это ничего не было»!))

***
Оглавление цикла «Псих(олог)ическая травма и диссоциация»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=172

Про культурную экспансию (Ирика Крати)

Это я :)

Разрешение проблемы — это пространство становления, и, следовательно, пространство культурной экспансии, если эти проблемы чужие.)
Соответственно, с некоторого ракурса вопрос о том, поможет ли тот или иной метод решить ту или иную проблему — вторичен. А первичен вопрос о том, кем можно об эту проблему быть и становиться.
И безопасность помощи из этого угла меряется об то, насколько специалист готов развидеть те решения и те ориентировочные результаты, которые знает, в том числе — оставшись после этого в состоянии незнания решений и критериев успешности терапии. И это не про сферическую безоценочность в вакууме, это про безоценочность вполне локализованную, сочетаемую, например, с даванием советов.) Просто это разные советы — те, которые про поиск, и те, которые про подведение к заранее признанному ответу. Нужные в несколько разных обстоятельствах.)

Дальше — у нас на сайте «Пси-услуги глазами клиента»:
http://psy-customers.alterglobe.ru/?p=170

Алхимик — про фазы терапии травмы

Это я :)

#алхимический_бортовой_журнал
Сегодня с Людой Орел и Трикстером говорили про диссоциацию и фазы терапии: построение нормальной жизни, повышение функциональности частей («доращивание»), интеграция частей в единое целое. Эти фазы не проходят линейно, они циклически повторяются. С повышением функциональности и интеграции частей меняются представления о нормальной жизни, о том, как она должна быть устроена для каждой конкретной части/субличности и для персоны в целом. Для меня, как для человека с диссоциацией, это очень важная тема.

Сейчас я построила то, что являлось (недостижимым) представлением о нормальной жизни долгое время — я живу в маленьком тихом наукограде, в просторной светлой квартире. Кроме меня в квартире только два кота — Пират и Джа, очень наглые создания, особенно Пират. Хожу в гости к Люде Орел и Трикстеру, работаю дистанционно и очно, для этого выезжаю в Москву. С тихой надеждой жду Зимней Экологической Школы и приезда Йоланта на Новый Год. Может, я наконец-то смогу отпраздновать Новый Год без мрачных воспоминаний и призраков прошлого?

Но я хочу большего. Я хочу путешествовать с палаткой и спальником по лесам, хочу приехать в гости в Фенёво. Бука, привет) Вести шаманские практики для людей, помогать им как шаман, работать как шаман. Восстановиться в университете, закончить бакалавриат в 2017 году, защитить диплом, поступить в магистратуру. Вести с января кружок по нейробиологии в «Интеллектуале». Написать и издать книгу сказок.

И ещё внутри много разнонаправленных желаний, тут-то и происходит нестыковка диссоциированных частей. Что делать в первую очередь? Во что я верю? Кто я? Вот на эти вопросы субличности отвечают кто во что горазд. Тогда хорошо помогает просто сидеть в тишине и медитировать, а бывает, лучше это принести на терапию, для «доращивания» каждой из этих частей, для работы с её травмой.

Оригинал: https://vk.com/wall319009295_713 и https://www.facebook.com/alchemist118/posts/407699936229098

О множественных личностях (Люда Орел)

Это я :)

Я сегодня думаю о множественных личностях.

У некоторых психотерапевтов в практике таких всего 1-2 клиента, а то и вовсе никого (или терапевты об этом не знают), а ко мне вот довольно часто приходят — за самой разной помощью.
Помощь множественным личностям имеет свою специфику.

Например, если у человека «отвалилась» какая-либо психическая функция, то у «обычных» людей тому может быть несколько довольно очевидных причин: упал уровень психического ресурса, произошло травмирующее событие, случилась ретравматизация… По сути, все. Далее существуют более-менее стандартные протоколы работы.

Если такое случилось у множественной личности, причин может быть еще 100500, и все они будут связаны со сложной внутриличностной динамикой. Потому что «отвалившаяся» психическая функция может изначально принадлежать совсем не той личности, которая обратилась за помощью.

Если дело в этом, то может быть, у альтер-личности случилось травмирующее событие, падение ресурса и т. д. А может быть, она за что-то обиделась на «основную» личность и «грохнула дверью». А может быть, у этого альтера конфликт с другими альтерами — и тогда надо выяснять, почему.

А еще бывает, что какая-то психическая функция работает благодаря сотрудничеству нескольких альтеров друг с другом. И у кого из них что случилось — неведомо. И хорошо еще, если они на сотрудничество идут, а то ведь могут и не пойти.

Одно время мне казалось, что со множественными личностями нужно работать обязательно до полного исцеления, интеграции и т. п. — а это несколько лет работы.

Но сейчас я вижу, что проблемы у них могут быть вполне локальные, решаемые за несколько сессий.

И круто, когда множественная личность может получить адекватную помощь — не хуже чем «обычная», унитарная.

Меня волнует другое.

Я часто опасаюсь сказать человеку: «Вы — множественная личность».

Потому что информация, с которой он скорее всего встретится, начав изучать различные источники, его скорее всего не порадует и не поддержит.

Потому что очень много демонизации и патологизации вокруг этой темы. И инвалидизации, конечно, как же без нее.

Потому что иногда людей «опрокидывает» на годы, когда они узнают о своей множественности, хотя до получения этой информации они жили более-менее нормальной жизнью.

Надо, наверное, свое что-то писать на эту тему, чтобы можно было ссылку давать или брошюру какую-нибудь.

Но тоже страшно: как-никак, я в этой теме не только специалист, но и инсайдер, так что вся эта «кошмаризация» меня тоже затрагивает, и еще как.

А множественные личности все приходят и приходят. Кто-то — за одной консультацией, кто-то — в краткосрочную работу по определенному запросу, кто-то — в длительное сопровождение.

Раньше я угадывала эту мелодию с пяти сессий. Теперь обычно хватает одной-двух.

***
Оглавление цикла «Псих(олог)ическая травма и диссоциация»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=172

Травма и ПТСР: этапы исцеления (Люда Орел)

Это я :)

Есть несколько степеней свободы от травмы и посттравматического стресса, про них имеет смысл знать, чтобы понимать, на каком этапе освобождения находишься и что ждет впереди.

Нулевой уровень свободы от травмы совпадает с максимальной выраженностью посттравматического стресса, и это уровень отыгрывания. Любопытно, что именно на этом уровне человек никакого «внутреннего» стресса не испытывает. У него могут быть какие-то неприятности, объясняющиеся внешними обстоятельствами, но идея, что эти обстоятельства создаются в том числе какими-то действиями самого этого человека, на данном этапе может быть еще слишком сложной.

От встречи с посттравматическим стрессом такого уровня остается ощущение, что человек следует некоторому течению, будь то национальные, семейные или индивидуальные сценарии, и довольно хорошо вписан в окружающую его социальную среду, как бы токсична она ни была.

На первом уровне свободы от травмы человек обнаруживает за собой какое-то нежелательное поведение, но еще не может ничего с ним сделать. От этого человек испытывает стресс. И хотя субъективно переживаемого стресса в жизни человека на этом этапе становится больше, переход на этот уровень означает существенное снижение влияния травмы и посттравматического стресса на жизнь.

Когда ко мне обращаются люди, находящиеся на этом этапе освобождения от травмы, мне всегда хочется горячо поздравить их с величайшим достижением, но я никогда этого не делаю, чтобы меня не поняли неправильно. Собственно, ради них я пишу сейчас эту статью: буду просто ссылку давать, чтобы контекст был понятен.

В общем, на этом уровне человек одерживает величайшую победу: он берет на себя ответственность за происходящее в его жизни, пусть даже еще не может в полной мере ее проявить. Но процесс уже начался, и очень скоро наступает…

Второй уровень свободы от травмы, когда человек в состоянии удерживать себя от нежелательного поведения. Субъективно переживаемый стресс на этом этапе достигает своего максимума, потому что внутри себя человек осуществляет отчаянную борьбу с нежелательными поведенческими импульсами.

К сожалению, на этом этапе у многих все и заканчивается. Мне грустно видеть, как очень многие очень хорошие люди живут в изможденном состоянии. Хотя они и поступают правильно, это не все, чего возможно достичь. Для меня бесспорно, что эти люди достойны гораздо большего. Что у них могло бы быть больше жизненной энергии, и тогда они могли бы, например, в большей степени влиять на экономическую, политическую и общественную жизнь. Да даже просто жить долго и счастливо.

На третьем уровне предпочитаемое поведение усваивается и становится привычным, но внутренний дискомфорт еще может давать о себе знать. Перестраивается система отношений человека и его окружения. Происходят и другие изменения жизни к лучшему. Все это происходит благодаря активности самого человека, хотя часто воспринимается как некое чудо как окружающими, так и самим человеком. Субъективно переживаемая стрессовая нагрузка все еще довольно высокая, но уже гораздо ниже, чем на втором уровне. Кроме того, она гораздо более физиологична: говоря языком стресс-менеджмента, в подавляющем большинстве случаев это эустресс, а не дистресс.

На четвертом уровне свободы от травмы человек обретает внутренний и внешний комфорт на новом, более высоком, уровне психического функционирования (с внутренней стороны) и интеграции в социально-экономические системы (с внешней). Все, посттравматический стресс остался в прошлом, ура-ура!

Ко всему вышесказанному мне хочется добавить, что на деле все часто бывает несколько сложнее, да и травм обычно больше одной. В этой статье мне просто важно было показать общий принцип того, как происходит процесс исцеления травмы и какие основные этапы в нем можно выделить.

АВТОР: Люда Орел

Оригинал: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=405

Оглавление цикла «Псих(олог)ическая травма и диссоциация»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=172

Реально ли создать мануал по терапии травмы (про прикручивание отвалившихся навыков)? (Люда Орел)

Это я :)

Тут у меня запросили больше информации о прикручивании обратно отвалившихся вследствие травмы навыков, и я хожу, третий день думаю об этом.

Засунуть какую-то методологию в пост или запаковать ее в онлайн-курс было бы заманчиво, конечно. Но вот насколько это реально?

Какой объем теоретических знаний необходим для такой работы, а какой является уже излишним?

Есть много прекрасных книг по терапии травмы. Еще есть много книг по психологии и педагогике, где можно узнать больше о различных навыках и о том, как они формируются. Ну и дальше остается просто наложить одно на другое, проанализировать через получившуюся призму имеющийся опыт, скорректировать теорию там, где она нерелевантна, и таким образом получить годный инструмент для того, чтобы хоть как-то ориентироваться в области работы с отщепленными частями.

Это может показаться слишком сложным путем, но я так делала, когда мне очень надо было. Я тогда даже не подозревала, что буду профессионально работать с травмой, мне просто надо было вернуть собственную память за семилетний период, ну и так, «по мелочи».

И еще надо понимать, что я педагог, то есть мне в разы проще было подбирать для себя помогающие методики. А их огромное множество, работают они по-разному, и все это вообще очень индивидуально.

Так что я продолжаю думать о том, как упаковать необходимый минимум знаний в серию постов или онлайн-курс… Но вот реально ли это сделать — это для меня остается пока большим вопросом.

АВТОР: Люда Орел

Оригинал: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=415

Оглавление цикла «Псих(олог)ическая травма и диссоциация»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=172

О восстановлении навыков после травмы (Люда Орел)

Это я :)

Такие разные люди, и такие разные у них… способности, возможности, сферы применения талантов — не знаю, как это выразить одним словом.

И делают с этими возможностями и талантами все очень разные вещи. Кто-то гвозди забивает, кто-то корпорацией руководит, кто-то магичит, а кто-то детей выращивает.

Но иногда случается так, что то, что раньше было в порядке вещей, теперь становится недоступно.

Например, когда у меня срейдили фирму, занимающуюся, к слову, веб-дизайном, я долгое время даже ноут с трудом открывала. На это уходило до получаса.

И еще полчаса — на то, чтобы нажать на нем кнопочку «Power».

А способность писать тексты для сайта вообще долгое время оставалась недоступна и восстанавливалась с большим трудом.

Я до этого события даже предположить не могла, что такое бывает. Мне казалось, что если уж ты чему-то научился — это с тобой навсегда.

Оказалось, на фоне травмы «отвалиться» может и не такое. (.-;

Еще у меня не было понимания, что же со всем этим делают.

Мне казалось, что если чего-то не умеешь, то надо этому просто научиться. Но как учиться заново тому, что еще недавно хорошо получалось? Я пробовала: бесит.

И вот, потом я узнала, что потерянные вследствие психической травмы навыки можно восстанавливать. И изучила, как это можно делать.

А теперь приходит ко мне, например, великий маг, и говорит: «Раньше я взглядом мог целый сарай запалить, а теперь смотрю на свечу часами — только фитилек дымится».

Я конечно не специалист в поджигании чего-либо взглядом, но зато я кое-что знаю о психических функциях и о том, от чего они вдруг могут переставать работать.

И мне до некоторой степени все равно, идет ли речь о комплексном умении управлять корпорацией или о не менее комплексном магуйском навыке поджигать сараи. Потому что как раз в этой области куда большим экспертом является сам человек, обратившийся за помощью.

Я даже не могу проверить, хорошо ли маг поджигает сараи, руководитель руководит, а родитель воспитывает. И это, в общем, тоже не суть — как только начнет получаться, человек это заметит и скорее всего сообщит.

Я просто очень радуюсь, какие разные штуки можно делать при помощи психики. И как здорово, что она такая гибкая и стремящаяся к здоровью.

Помогать таким процессам происходить — одно удовольствие.

АВТОР: Люда Орел

Оригинал: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=412

Оглавление цикла «Псих(олог)ическая травма и диссоциация»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=172

Про психический ресурс и психическую эффективность (Люда Орел)

Это я :)

Сегодня недосып, переутомление и недолеченный бронхит привели меня в интереснейшую ситуацию критического падения ресурса, когда относительно свежесформированные, функциональные и всячески предпочитаемые умения куда-то отваливаются и происходит возврат к более ранним привычкам мышления.

А более ранние привычки мышления у меня были сформированы в среде достаточно токсичной. И хорошо, конечно, что когда-то они обеспечили мне выживание в этой среде, но мне не хотелось бы, чтобы они были со мной и дальше.

Потому что в мирной жизни от них расстройство одно, от этих привычек.

Например, есть у меня привычка: прикрываясь важной задачей, заниматься тайком чем-то совсем другим.

Отличная привычка, позволяющая уйти от контроля и посвятить свое драгоценное время чему-то для себя значимому.

Но когда она вторгается в наши отношения с партнером, получается вранье. Ну то есть, оно и так, и так получается, но есть существенное отличие. Именно с Трикстером обычно можно договориться, и он с уважением относится к моим приоритетам.

Так что можно было бы и не врать, а открыто поговорить. Но такая простая мысль в голову в такие моменты просто не приходит.

И это только один пример подобной «привычки из прошлого». И есть еще много примеров за день, когда мне удавалось понять, что что-то не то творится с моим мировосприятием, поведением и мышлением. И даже удавалось что-то с этим сделать. За счет дополнительных ментальных усилий. От которых накапливается еще дополнительная усталость.

Вот.

Это вообще была иллюстрация к теме про психический ресурс. Если его мало, какие-то важные навыки могут стать недоступны. И вовсе не потому, что человек чего-то не умеет, а потому, что ресурс упал.

Это один из самых важных вопросов в моей работе: имеем ли мы дело с ресурсной проблемой или у человека, обратившегося за помощью, не хватает каких-то навыков, умений, подходов к обработке информации и пр. Короче говоря, это про ресурс или про психическую эффективность?

А вот теперь пойду-ка я спать.

АВТОР: Люда Орел

Оригинал: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=410

Оглавление цикла «Псих(олог)ическая травма и диссоциация»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=172

Новый проект Люды Орел: теравеб-студия

Это я :)

Люда Орел выносила новое направление в работе: интегративное предложение по самопрезентации, включающее в себя терапию, маркетинг и веб-дизайн — три области, в которых она разбирается очень хорошо.
Для тех, кто хочет свой сайт, но не знает, с какой стороны браться, как начать и чем продолжить для достижения желаемого результата.

Ее посты по теме:
Про мои отношения с сайтами
Посты и выгорание (у блогеров и сайтоводов)

и далее по метке «теравеб»

Созависимость (Люда Орел)

Это я :)

Я много изучала эту тему — по литературным источникам, в своей практике и на собственном опыте — и вот что я могу рассказать.

Созависимость — это такой довольно интересный и очень вредоносный паттерн, разрушающий семьи и судьбы, но ужасно сложный в плане его изживания.

Пишут, что формируется этот паттерн еще в детстве, и такой стойкий он потому, что спасает ребенку жизнь. Раз за разом.

Ведь для того, чтобы жить, ребенку нужны хорошие переживания. А вот с самостоятельной добычей таковых есть некоторая проблема: во-первых, не хватает умения, а во-вторых, есть еще такой фактор как зависимость от родителей.

Поэтому психика ребенка, растущего в неблагоприятной среде, жадно впитывает все хорошее и хранит его отдельно от всего плохого.

У детей, растущих в благоприятных условиях, негативный опыт переживается и интегрируется в жизненную историю. Потому что хороших переживаний в их жизни хватает на то, чтобы справляться с неприятностями. В итоге у них формируется объемная картина мира, включающая и радости, и горести, и угрозы для жизни, и возможности для развития.

У тех, кто вырастет созависимыми, обычно есть большой дефицит энергии хороших переживаний, поэтому на переработку плохого ресурс не выделяется, а в душе формируется и разрастается филиал преисподней. И «уголок с розовыми пони», естественно, как же без него.

Поясню на примере. Допустим, вечером мать избивает дочь, а утром, чтобы загладить вину, ведет ее в магазин игрушек и разрешает выбрать себе любую куклу. И даже покупает ее. Все, этого достаточно для того, чтобы мечты девочки о красивой жизни и доброй маме стали реальностью. Да, до следующего приступа маминого плохого настроения, но разве хочется думать о плохом в такой замечательный день? К тому же, новая кукла — это практически начало новой жизни, и есть надежда, что она будет такой же прекрасной…

Другая ситуация. Женщина подвергается домашнему насилию и попадает в больницу с переломами и ушибами. «По свежим следам» она клянет своего мужа на чем свет стоит и планирует написать заявление в полицию и подать на развод. А утром он приходит ее навестить с букетом цветов, авоськой апельсинов и извинениями. Рассказывает, что он «все осознал», и «теперь все будет по-другому». И тут, «на глазах у изумленной публики» в лице других пациентов и персонала, она сразу все ему прощает и начинает щебетать о планах на будущее. Невзирая на гипс, больницу и прочие следы присутствия этого человека в ее жизни в качестве партнера.

Многие не понимают, как такое может быть. Специалисты, работающие с жертвами домашнего насилия, часто выгорают, сталкиваясь на практике с тем, как легко созависимые люди распоряжаются своей жизнью, игнорируя все разумные доводы и предупреждения. А они просто не очень властны над этим: так работает их мозг, привыкший обеспечивать выживание в ситуации домашнего насилия.

Если у вас нет и не было созависимости, вам скорее всего трудно будет представить, насколько тотальное переживание счастья дает посещение «уголка с розовыми пони». Это сплошной позитив и эйфория, все горести как бы остаются «в другой вселенной», а все проблемы, даже носящие хронический характер, кажутся легко разрешимыми.

А потом все повторяется. Проблемы, о которых стыдно рассказать, необходимость принимать сложные решения, нехватка сил, чтобы выбраться из ситуации, и тут — спасительные цветы (или что там обычно в их роли)…

Выбраться из созависимости довольно сложно. Но возможно.

Можно оказаться умнее и сильнее этого паттерна, хотя на этом пути, скорее всего, будет много разочарований.

Если я соберусь с силами и мыслями — я напишу, какие внешние и внутренние опасности часто подстерегают людей, отважившихся на это путешествие, и на что имеет смысл обратить внимание, чтобы справиться.

АВТОР: Люда Орел

Оригинал: http://deathconsulting.ru/?p=175