Травма и диссоциация (3)

Это третья статья цикла.

На правах эпиграфа:
Комментарий научного отдела «Другого Глобуса»/сайта http://didrus.com ко второй статье, где я говорю о том, что диссоциация и как защита, и как расстройство — это один и тот же механизм, разные стадии процесса, а «здоровый» и «больной» — это очень условная и зыбкая грань, вводя понятие «диссоциативное устройство личности» (отсюда: https://www.facebook.com/narr.ag.ru/photos/a.785800964792646.1073741830.614888855217192/915372125168862/?type=1):
«Не зря в DSM-V теперь всегда включен обязательный критерий «Вызывает клинически значимый дистресс функционирования организма и нарушения в профессиональной, социальной или в других важных областях жизни». Этот критерий хорошо помогает определять разницу между «устройством» и «расстройством», на мой взгляд.»

Также на сайте http://www.didrus.com/ выложены две новые статьи, которые могут быть важны для понимания описываемых процессов:
1. Про травму: http://www.didrus.com/trauma («Понятие травмы» — что это вообще такое)
2. О том, что бывает, когда процесс уже доехал до «расстройства»: http://www.didrus.com/ptsdanddissociation («Посттравматическое стрессовое расстройство и диссоциативные расстройства» — как тогда соотносятся травма и диссоциация)

Обе статьи я сейчас отдельно тоже перепощу, а пока продолжу свое.

***
В предыдущих статьях я немножко поговорил о том, что, согласно свежим данным науки, травма — это сложное комплексное явление, на физиологическом уровне работающее на диссоциативном движке, то есть способности организма изолировать (частично или полностью) те очаги возбуждения в нервной системе, с которыми на момент вызвавшего их события не хватило ресурсов справиться.
Это подтверждают многочисленные медицинские исследования — такие очаги видны при МРТ и других обследованиях.

При этом по «психологической» симптоматике диссоциация (то, что принято так классифицировать) отслеживается не всегда (или не всеми). Тут еще вопрос, по каким критериям мы смотрим, а также зачем мы это делаем :))

Я уж помолчу скорбно о терминологической путанице, где «расщепление», «отщепление», «диссоциация», «вытеснение» и «изоляция» означают то одно, то другое, то разное, то пересекающееся!
Франц Рупперт так и вовсе использует поэтический образ «травматического катапультирования» — на лекции он так говорил несколько лет назад; как в книге — не помню :)).
Так что умные авторы просто пишут в начале книги, что они как собираются называть и почему именно так.

Мало этого, так еще и многие школы психологии и психотерапии каким-то волшебным образом ухитряются вытеснять тот факт, что у человека есть не только психика, но и тело. И все психические процессы имеют физиологическое отражение. Ещё грамотнее будет сказать наоборот: в психике отражаются и обрабатываются те физиологические процессы, которые протекают в организме. Психика и физиология как две стороны одной медали, два разных ракурса рассмотрения функционирования живого организма.

Так вот, диссоциация как защитный механизм (физиологический и психический) и некая способность психики и нервной системы обеспечивает само возникновение травмы (альтернативой этому было бы просто сдохнуть, а так что-то отщепляется, уходит из воспринимаемой-переживаемой области, зато остальное живет себе дальше). И в этом смысле все травманты — диссоциаты. (См. «Призраки прошлого» Онно Ван дер Харта, например.)

При этом сама травма — штука сложная и комплексная, в этом механизме участвует, конечно, не только диссоциация, но и еще стопка защит, процессов и явлений. Часто они создают значительно больше проблем, чем диссоциативная симптоматика, поэтому травмы часто классифицируют по другим основаниям, вторичным.

Дальше в зависимости от наличия той самой способности к трансовым состояниям («диссоциативной динамики характера» по Мак-Вильямс, хотя есть исследования, что эта способность на физиологическом уровне соответствует возможности эндогенной выработки организмом кетаминоподобных соединений в ответ на дистресс) — или от степени развития этой способности (если я прав и это не свойство, а умение) организм может или не может установить ту или иную связь между отщепленными частями так, что они оказываются интегрированы в единую систему, не переставая при этом переживаться как в чем-то отдельные части. Если может, то это уже точно имеет смысл называть «диссоциативным устройством личности». Если нет, то видна вот такая-то и такая-то диссоциативная симптоматика, можно ее учитывать в жизни и работе.

Если эта «внутренняя раздробленность», переживаемая человеком и/или заметная со стороны, создает ему основные проблемы, то вот тогда уже можно говорить о «диссоциатах» в самом узком смысле слова — о расстройствах диссоциативного спектра. Но, будучи скомпенсировано, расстройство станет устройством. И будет оставаться им в достаточно заметной степени лет 10-15 с момента начала работы (по опыту специалистов, для интеграции третичной диссоциации нужно примерно столько).

При этом следует учитывать, что наличие одного вида симптоматики, одной динамики, одного явления, одной травмы не исключает возможности наличия других. То есть у человека вполне может быть одновременно нарциссическая травма (подвид травмы развития), острая шоковая три раза, пара хронических и перелом ноги — и все это при наличии или отсутствии ярко выраженной диссоциативной симптоматики.
На всякий случай: несколько одновременно присутствующих травм обычно называют множественной травмой. Они же не просто одновременно существуют, они еще и накладываются друг на друга.

Оглавление цикла «Псих(олог)ическая травма и диссоциация»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=172

Метки . Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий