Цель терапии и внутреннее устройство травмы

Модель травмы - статья 25 сент 2019Ирина Луговая задала мне на Фейсбуке в комментариях к моей предыдущей статье про травму очень важный и глубокий вопрос: «Какова цель терапии? Как понять, что ты уже живешь нормально?»

Я совсем кратко ответил, что цель — удовольствие и радость от жизни, наверное. Ощущение «жизнь хороша», полнота и яркость жизни. Приятное переживание себя.
Но вообще каждый клиент по-своему формулирует запрос.
И ушёл писать статью, потому что тема большая.

Сначала отвечу на вторую часть.
Жизнь совсем не обязана становится нормальной в плане соответствия каким-то внешним стандартам.
«Нормализация жизни», упомянутая в прошлой моей статье, — это просто название фазы терапии по Онно Ван дер Харту.
Это этап по приведению жизни в тот порядок, где хватает ресурсов и который нравится самому человеку.

Теперь про цель.
Многие приходят справиться с той или иной болью или проблемой, и для них цель ясна.
И в целом важен запрос клиента, с которым он приходит в работу.
Человек сам лучше знает, чего именно он хочет, как и зачем.

Очень общо конечной целью терапии можно назвать качество жизни, в том числе внутренней (не путать с уровнем жизни! я недавно писал про разницу).
Когда уже ничего особо не болит, на первый план выходит собственно качество, в том числе самореализация, контакт с собой, интерес к жизни и прочие приятности.

До определенного уровня травмированности (количества и тяжести травм) человек довольно-таки легко адаптируется, хотя силы и внимание на это уходят.
И часто прекрасно живет, не испытывая потребности что-то менять.
После какой-то последней капли человек обычно идёт за помощью, так как жить уже становится нечем.

Каждая травма в психике и нервной системе оттягивает на себя ресурсы.
Это удобно объяснять с помощью модели травмы Франца Рупперта.
Она гласит, что при каждой травме в психике образуются три части: раненная (собственно травмированная, хранящая те переживания, которые не удалось ассимилировать в ходе травмировавшего события), выживающая (та, которой удалось нашарить способ жить, несмотря на травму) и здоровая (та, от которой откололись эти две).

При этом раненных частей будет несколько — по числу травм, а выживающие часто проще рассматривать как единый конгломерат, отвечающий за выживание.
На всем остальном пространстве — там, где ничто не мешает, — расположена здоровая часть, которая с каждой травмой становится все меньше.
За собственно жизнь отвечает здоровая часть.

Выживающие части несколько мешают свободной творческой жизни, поскольку установки у них весьма ригидные и настроены на то, чтобы «дуть на воду, обжегшись на молоке».
Например, они часто мешают близости с другими людьми, так как граница контакта — это не полностью безопасная территория, а выживающие части стремятся обеспечить полную безопасность.
По этой же причине они также могут мешать вносить в жизнь хоть что-то новое и хоть как-то проявлять себя, делать то, что нравится, и даже что-то чувствовать — то есть собственно жить.

Если уж мы заговорили про это внутреннее разделение, то важно еще упомянуть четвертую часть — стража по Дональду Калшеду, то есть травматическую защиту.
Это то, что окружает раненную часть, охраняет ее и затрудняет доступ к ней.
Из-за нее внутренние движения — мысли, чувства — часто проскальзывают при попытке дотянуться до раненного места, что и делает затруднительным работать с травмой на себе.
Это то, отчего при работе с травмой иногда желателен, а иногда необходим другой человек, лучше специалист.

При этом психика (и нервная система) работает так, что каждая раненная часть — это даже не просто огороженный кусок, не участвующий в текущей жизни, а участок, где все время так и происходит то, что вызвало травму, там бурлят непереработанные переживания и содержания.
Это изолированный нейронный контур с постоянно действующим возбуждением.
В этом смысле травма происходит в вечности.

Я в свое время придумал следующую модель, а Рэйчел ее потом дополнила.
При любой травме (жизни с ней) организм постоянно теряет 4 икс энергии: на саму травму; на то, чтобы не дать ей вырваться в сознание и затопить его; на то, чтобы при этом жить; и на то, чтобы объяснить себе, почему все так происходит.
И вот цель терапии — вернуть всю эту энергию в систему, чтобы ею можно было пользоваться для жизни.

АВТОР: Трикстер

Оглавление цикла «Псих(олог)ическая травма и диссоциация»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=172

Метки . Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий