Наш стендовый доклад на XIV нарративной конференции (часть 1)

ДР Тая 2019 - тапир-1Мы — Люда Орел и Трикстер.

Юридически мы бомжи с долгом на несколько миллионов рублей.
У нас нет никакого своего жилья в собственности.
Мы небинарные трансгендеры, причем одному из нас трудно выносить свое паспортное имя, а другому — внешность и голос.
Мы множественные личности (речь о ДРИ, скомпенсированном десятилетиями труда. Кстати, теперь мы знаем, что при свежей травме компенсация может слетать снова до уровня расстройства).
Один из нас аутист.
Минимум один из нас азеркин.
У нас на двоих одно биполярное аффективное расстройство II типа и одно шизоаффективное расстройство, одно ПРЛ, одна бронхиальная астма и еще пара оснований для инвалидности.
Один из нас терял еще не рожденного ребенка.
Один из нас в детстве жил с умирающей сестрой-инвалидом. Сестра выжила и расцвела, но осадочек остался.
Один из нас в подростковом возрасте отвечал за бабушку в деменции.
Оба пережили много разного насилия, в том числе сексуального.
Оба были разлучены со своими детьми способами разной степени социальной приемлемости.
У одного из нас родители выбросили все его имущество.
Один из нас пережил клиническую смерть и потерю 2,5 литров крови, а через месяц-другой поступил в элитный институт на бюджет.
Одного из нас травят родители.
У нас обоих до сих пор есть комплексное ПТСР.
Один из нас родил в несовершеннолетнем возрасте.
Один из нас выносил две беременности с постоянной угрозой выкидыша.
Один из нас в свои 2,5 года победил онкологию, пройдя через операцию и полежав в больнице без сопровождения родителей.
Один из нас пережил рейд своей фирмы своим бывшим мужем.
У одного из нас бывший муж совершал тяжкие преступления и до сих пор находится на свободе.
Один из нас перенес тяжелое стигматизирующее инфекционное заболевание, оставляющее последствия на всю жизнь.
Один из нас имеет множественные попытки суицида.
Один из нас однажды собрал несколько миллионов на лечение сына одноклассника от рака, а дома в это время были перебои с едой.
И это еще далеко не все факторы.

Практически обо всем этом у нас написано в открытом доступе, но мы регулярно сталкиваемся с тем, что этого «никто не знает».

И при всем этом мы ведем достаточно хорошую и благополучную жизнь.
И активно передаем другим знания и навыки, которые для этого необходимы.

Из преимуществ у нас есть превосходное образование в нескольких областях, высокий интеллект и профессионализм.
У нас есть уникальные знания и умения во многих этих областях, так как мы много учились, читали, общались с экспертами, обсуждали друг с другом и рефлексировали эти и смежные темы, а не только имеем определенный инсайдерский опыт. И в контексте помощи важно как то, так и другое.
Мы специалисты по работе с трудными и сложными (комплексными) жизненными ситуациями, а также с травмой и диссоциацией, поскольку «мы там были, мы это видели».

Мы занимаемся помощью в случаях такого же уровня сложности, как у нас самих.
Обычно они невидимы для окружающих, так как находятся ниже воспринимаемого и выносимого уровня.

Из всего нарративного сообщества нам существенно помогали только два человека — Наташа Малышева и Слава Москвичев.
Еще с нами время от времени общаются и как-то нас поддерживают Аня Абраменко, Данила Гуляев, Оля Герасименко, Аня Голубева и Юля Малыгина.
Ну, и с Таней Качкиной мы дружим (еще раз спасибо за пирожки!).
Еще одна статусная участница нам сильно навредила в свое время.

Мы чувствуем себя невидимыми даже в рамках сообщества.

Нам просто важно сообщить об этом.

Метки . Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий