Нарративный документ

«Влияние на людей и семьи «того, чего не может быть»: беременности, выкидыши и вынужденный отказ иметь собственнорожденных детей у транс* людей»
(«доклад-молния» Люды Орел и Трикстера на Второй Семейной ЛГБТКИА-конференции)

Мы принесли на конференцию коллективный нарративный документ, то есть немного слов от представителей трех сообществ:
— людей с миграцией гендерной идентичности, имеющих биологически женский пол и не имеющих намерения его корректировать;
— транссексуальных людей МтФ;
— транссексуальных людей ФтМ.

С некоторыми из них мы работаем как с клиентами, с некоторыми дружим. К первой группе относимся и мы сами.

Эта тема, напечатанная в программе конференции, рефреном звучит в нашем общении уже какое-то время, и мы решили обозначить ее и сообщить о ее значительном влиянии на нашу жизнь.

Начнем с первой категории. Квир-люди, которые имеют биологическую возможность рожать.

Мы вот сегодня специально пришли в юбках. И с анекдотом: «Почему вы носите женскую одежду? — Что значит «женскую»?! Это моя одежда. Я ее купил, я ее и ношу».

Обычно мы юбки не носим, потому что все — даже те, с кем сто раз договаривались об обратном, — сразу переходят на женский род обращения.

С юбкой ладно. В нарративной библиотеке лежит текст Трикстера на эту тему, там все написано (https://narrlibrus.wordpress.com/2010/10/09/trx/). А вот с беременностью или с потребностью поговорить о выкидыше, если не дай Бог, все гораздо заковыристее. Сразу начинаются давление, нормирование и требования соответствовать чьим-то представлениям о возможном и правильном.

И вот человек уже идет на терапию и платит немалые деньги за то, чтобы просто поговорить об этом. Или носит беременность с дополнительным стрессом и торгом вокруг собственной идентичности.

Вторая категория. МтФ. Женщины, которые точно не смогут сами родить. Это часто переживается как глубокое горе — в чем бы ни была причина. Но в данном контексте об этой беде даже говорить не принято и чревато неприятными последствиями. Ну, опять же, в терапии или глубоко на кухне работаем мы с этим горем. Мой знакомый говорит: «Это оскорбительно и очень больно, когда зачать (как мужчина) не хочешь, а выносить (как женщина) не можешь».

И третья категория. ФтМ. Даже если не брать тему беременностей (и иногда — абортов) и выкидышей после заказных и прочих изнасилований, сам по себе переход ставит человека перед выбором: идентичность или способность рожать. Ниже приведено короткое послание к конференции от нашего друга, довольно известного активиста, имеющего опыт выкидыша после изнасилования и горюющего по этому поводу.

Письмо к конференции:

«Очень бесит, что в среде трансов замалчивается тема беременности/выкидышей у ФтМ и других трансмаскулинных людей. С этой темой настолько жопа, что я про нее даже на закрытой группе поддержки побоялся заикнуться, ожидая камней и воплей «дакакойтымужик».

Вопрос даже не в том, что ФтМ’ов насилуют и они беременнеют в результате этого. Вопрос в том, что замалчивается или табуируется вариант, когда трансмаскулинный человек:
1) сам хочет выносить и родить;
2) испытывает негативные чувства к партнеру <насильнику>, но не к самому факту беременности. Когда жалко было делать аборт, а деваться некуда и т. д.

И когда ни на один форум поплакаться не пойдешь. <Потому что будет> «или трусы надень или крест сними».

Могу только добавить, что для того, чтобы не говорить, почему долго не делал переход, я выдумал целое самоубийство друга и пару раз даже где-то об этом с полной уверенностью заявил (потому что уже сделал себе пласт ложной памяти), только чтобы не говорить, что болело на самом деле. И не помнить.»
______________

Вот с этим другом мы и решили, что эта тема должна на конференции прозвучать. Чтобы было не только одно <на самом деле — несколько> видео о беременном мужчине, которым можно утешаться (вдруг тоже получится?), но и нечто большее. Поддержка таких идей в сообществе, например.

Еще здесь хочется добавить, что тема неродившихся детей или детей, которые рано умерли, является табуированной в обществе. Даже цисгетеро женщине очень трудно найти адекватную поддержку, если у нее случилось нечто подобное. Например, мне (Люде) приходится говорить о себе как о матери двоих детей, хотя на самом деле, конечно, троих. И я это не к тому, что «так везде, и так нормально». Нет, это не нормально, и мне бы очень хотелось, чтобы в этом плане что-то стало меняться. Я считаю квир- и транс-сообщество очень прогрессивным, восприимчивым к новым идеям, и я призываю к тому, чтобы оно стало прогрессивным также и в этом плане.

Дополнение от Ольги Марк:
Тема детей неродившихся или рано умерших — это очень важная тема, и хорошо, что вы ее подняли. Мне бы хотелось еще сказать здесь о родителях, оторванных от своих детей — и о детях, оторванных от родителей, потому что к сожалению, ЛГБТКИА-родители и дети из «радужных» семей часто сталкиваются с такими ситуациями.

Дополнение от Трикстера:
Мы ждем ваших откликов на этот документ, чтобы он ширился и развивался. Пишите комментарии!

Метки , . Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий