Лечение травмы и диссоциации — тайминг и физиология

Это я :)

Лечение разных видов травмы и диссоциации может занимать довольно продолжительное время.

Горевание (травма потери, утраты) физиологически длится в среднем от полугода до двух — если дольше, то речь может идти о «застревании». Психологическая поддержка и сопровождение облегчают процесс, но сократить его невозможно. (Это не значит, конечно, что все это время человек только гневается и скорбит непрерывно.)

ПТСР (острая шоковая травма) — от нескольких месяцев до года работы.

Психотерапия травмы развития и некоторых других видов травм (а там обычно сочетанная, множественная травма) — это два-три года раз в неделю минимум. В ходе этого процесса решается огромная куча проблем и текущих задач, и результаты по ним видны гораздо быстрее, конечно, а не в самом конце пути, но общий тайминг таков.

Интеграция диссоциации из фазы расстройства — лет 10-15. (Но это также не значит, что жить и радоваться жизни в процессе невозможно.)

Физиологические процессы имеют свою продолжительность, социальные тоже, да и перестройка жизни в целом — занятие небыстрое.
При этом одного понимания процесса и причин явления для исцеления мало. Требуется много работы, как «внутри» человека, так и по изменению им своей жизни. — Здоровье, по определению ВОЗ, это «состояние полного физического, душевного и социального благополучия», и очень не любые обстоятельства жизни способствуют его обретению или сохранению.
Необходимое для процесса исцеления время определяется той скоростью, с которой конкретный человек способен осуществлять и принимать изменения в себе.

В этом аспекте терапевт может только следовать за скоростью клиента. Даже если путь и средства выбраны сторонами правильно (являются оптимальными).

Работает-то, в основном, клиент. За него это никто сделать не может.

Это у терапевта «раз в неделю плюс время на обучение и размышления, в том числе супервизию», а у клиента-то все время этим процессом так или иначе занято!
Кстати, своим организмом (скоростью происходящих в нем изменений) на этом уровне тоже рулить затруднительно, так что «способен» — это о технической возможности, а не о желании и/или умении.
Вот принять решение об обращении за помощью в подборе препаратов, которые могли бы облегчить процесс (лучше к _частному_ психиатру, во избежание возможных осложнений с нашей официальной медициной и ее организацией, во многом направленной на патологизацию и маргинализацию), — это во власти человека. А то часто на то, чтобы справиться с последствиями физиологического происхождения тратится столько сил, что на другую необходимую работу, более сознательную, их может не хватать.
Ну, то есть при ситуативной (не эндогенной) депрессии, например, имеет смысл не тратить силы на ее проживание, а подобрать антидепрессанты, чтобы на освободившиеся силы изменить ту ситуацию, которая вызывает депрессию, если она изменению подлежит. Да даже и при горевании от потери: печаль и скорбь никуда от таблеток не денутся — возможность их проживать будет, — а вот астения, апатия и нежелание жить вполне могут пройти и не создавать дополнительных проблем.
Оглавление цикла «Псих(олог)ическая травма и диссоциация»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=172