Лечение травмы и диссоциации — тайминг и физиология

Это я :)

Лечение разных видов травмы и диссоциации может занимать довольно продолжительное время.

Горевание (травма потери, утраты) физиологически длится в среднем от полугода до двух — если дольше, то речь может идти о «застревании». Психологическая поддержка и сопровождение облегчают процесс, но сократить его невозможно. (Это не значит, конечно, что все это время человек только гневается и скорбит непрерывно.)

ПТСР (острая шоковая травма) — от нескольких месяцев до года работы.

Психотерапия травмы развития и некоторых других видов травм (а там обычно сочетанная, множественная травма) — это два-три года раз в неделю минимум. В ходе этого процесса решается огромная куча проблем и текущих задач, и результаты по ним видны гораздо быстрее, конечно, а не в самом конце пути, но общий тайминг таков.

Интеграция диссоциации из фазы расстройства — лет 10-15. (Но это также не значит, что жить и радоваться жизни в процессе невозможно.)

Физиологические процессы имеют свою продолжительность, социальные тоже, да и перестройка жизни в целом — занятие небыстрое.
При этом одного понимания процесса и причин явления для исцеления мало. Требуется много работы, как «внутри» человека, так и по изменению им своей жизни. — Здоровье, по определению ВОЗ, это «состояние полного физического, душевного и социального благополучия», и очень не любые обстоятельства жизни способствуют его обретению или сохранению.
Необходимое для процесса исцеления время определяется той скоростью, с которой конкретный человек способен осуществлять и принимать изменения в себе.

В этом аспекте терапевт может только следовать за скоростью клиента. Даже если путь и средства выбраны сторонами правильно (являются оптимальными).

Работает-то, в основном, клиент. За него это никто сделать не может.

Это у терапевта «раз в неделю плюс время на обучение и размышления, в том числе супервизию», а у клиента-то все время этим процессом так или иначе занято!
Кстати, своим организмом (скоростью происходящих в нем изменений) на этом уровне тоже рулить затруднительно, так что «способен» — это о технической возможности, а не о желании и/или умении.
Вот принять решение об обращении за помощью в подборе препаратов, которые могли бы облегчить процесс (лучше к _частному_ психиатру, во избежание возможных осложнений с нашей официальной медициной и ее организацией, во многом направленной на патологизацию и маргинализацию), — это во власти человека. А то часто на то, чтобы справиться с последствиями физиологического происхождения тратится столько сил, что на другую необходимую работу, более сознательную, их может не хватать.
Ну, то есть при ситуативной (не эндогенной) депрессии, например, имеет смысл не тратить силы на ее проживание, а подобрать антидепрессанты, чтобы на освободившиеся силы изменить ту ситуацию, которая вызывает депрессию, если она изменению подлежит. Да даже и при горевании от потери: печаль и скорбь никуда от таблеток не денутся — возможность их проживать будет, — а вот астения, апатия и нежелание жить вполне могут пройти и не создавать дополнительных проблем.
Оглавление цикла «Псих(олог)ическая травма и диссоциация»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=172

Посттравматическое стрессовое расстройство и диссоциативные расстройства

Это я :)

Исследования посттравматического стресса показывают, что роль диссоциативных феноменов в совладении с травматическим событием существует и выражается в проявлении трех симптомокомплексов.

Первичный симптомокомплекс включает в себя феномен «флэшбэка», сенсорные и эмоциональные состояния изолируются на отдельные соматосенсорные элементы [8], невозможность вспомнить травматическое событие.

Вторичный симптомокомплекс развивается, если первичного не хватает для совладения с психической травмой. Диссоциация идентичности продолжается, проявляясь как деперсонализация, дереализация, проявление отдельных эмоциональных состояний. Такой способ совладания позволяет помочь дистанцироваться от травматических событий, уменьшить боль и притупить когнитивную обработку ситуации, изолировать эмоции и чувства [2].

Третичный симптомокомплекс развивается, когда не удается вынести боль и напряжение от психической травмы первыми двумя способами. При этом способе образуются отдельные диссоциированные части идентичности. В этом случае отдельные личности имеют свои паттерны поведения, когнитивные и эмоциональные состояния. Такая диссоциация идентичности сопровождается диссоциативной амнезией и диссоциативной фугой. При этом сохраняются «флэшбэки», деперсонализация и другие диссоциативные феномены первых двух симптомокомплексов [2].

Эти три симптомокомплекса, предложенные Тарабриной Н.В. и ее коллегами, соотносятся со структурной теорией диссоциации Онно Ван дер Харта.

Диссоциативные феномены могут проявляться и как норма, и как патология. При нормальном функционировании психики диссоциацию можно обнаружить в виде разных состояний себя. Например, «рабочее состояние», «домашнее», «на празднике», «в кругу людей», «в одиночестве», «на отдыхе» и т.д и т.п. В виде патологии диссоциация встречается после психической травмы как механизм адаптации к свершившемуся травматическому событию [1].

Последние исследования показывают, что есть два типа ПТСР: без диссоциативной симптоматики и с диссоциативной симптоматикой.

Исследование Эрики Вольф, Марка Миллера и др. [9] показало, что среди 559 ветеранов и их брачных партнеров 42% (50% ветеранов, 20% брачных партнеров) подпадают под критерии ПТСР, причем 12% из них показывают еще и диссоциативную симптоматику: в том числе, диссоциативную амнезию имеют 27,5%, деперсонализацию — 5,4%, дереализацию — 7,2%. Среди всех опрошенных 63% (72% ветеранов, 38% их партнеров) уже имеют диагноз ПТСР. У 93,5% среди всех опрошенных есть в опыте травматическое событие, что удовлетворяет критерию А по DSM-IV. Таким образом, результаты говорят о том, что есть группа с диссоциативной симптоматикой, имеющая ПТСР, и есть группа, имеющая ПТСР без диссоциативной симптоматики.

Большое исследование, проведенное в 2012 году, показало, что 14,4% среди 25108 опрошенных человек из 16 стран, входящих во Всемирную Организацию Здравоохранения, имеют диссоциативную симптоматику при ПТСР. При этом нет различий между странами высокого, среднего и низкого уровня доходов. Симптомы диссоциации были связаны с повторными травматическими событиями, травматическими событиями в раннем детстве, травматическими событиями до появления симптомов ПТСР. Сопутствующими расстройствами оказались тяжелые тревожные расстройства, специфические фобии, высокий риск суицида. Исследование доказало наличие диссоциативных симптомов при комплексном ПТСР, при простом ПТСР они не были выявлены [7].

ПТСР часто встречается после опыта жестокого обращения в детстве, и от детских травматических событий зависит развитие диссоциативных расстройств.

Распространенность диссоциативных расстройств в клиниках Германии показала, что среди опрошенных пациентов, которые в прошлом имели опыт жесткого обращения в детстве, были диагностированы диссоциативные расстройства: 6,67% — диссоциативное расстройство идентичности, 20% — другое неспецифическое диссоциативное расстройство идентичности, 6,67% — деперсонализационное расстройство [4].

Еще одно исследование показало, что среди 82 опрошенных пациентов 29% показали диссоциативные расстройства, из которых у 6% обнаружено диссоциативное расстройство идентичности. До исследования диссоциативное расстройство было диагностировано только у 5%. При этом пациенты с диссоциативным расстройством отмечали физическое насилие (71%) в детстве чаще, чем пациенты без диссоциативного расстройства (27%), так же как и сексуальное насилие в детстве (74% против 29%), что доказывает, что на развитие диссоциативных расстройств влияет жестокое обращение в детстве [3].

Проведенное исследование о взаимосвязи диссоциативных расстройств с жестоким обращением в детстве показало, что у 89,5% испытуемых был установлен хотя бы один психиатрический диагноз. Самые часто встречающиеся диагнозы: недифференцируемое соматоформное расстройство, генерализированное тревожное расстройство, большое депрессивное расстройство, другое неспецифическое диссоциативное расстройство идентичности, посттравматическое стрессовое расстройство, различные фобии и др. Среди них у 47,4% были диагностированы диссоциативные расстройства: 40% — диссоциативная амнезия, 10% — деперсонализационное расстройство, 50% — другое специфическое диссоциативное расстройство идентичности [6].

Среди лиц с пограничным расстройствов личности диссоциативные расстройства были отмечены в 72,5% случаев (12,5% — диссоциативная амнезия, 7,5% — деперсонализационное расстройство, 42,5% — другое неспецифическое диссоциативное расстройство идентичности, 10% — диссоциативное расстройство идентичности), тогда как в группе сравнения диссоциативные расстройства встретились лишь у 18% опрошенных [5].

Из чего следует, что диссоциативные расстройства могут быть сопутствующими для разных других психических расстройств (в особенности связанных с травматическими событиями в детском возрасте), к которым можно отнести посттравматическое стрессовое расстройство.

Источники:

1. Тарабрина Н.В., Агарков В.А., Быховец Ю.В., Психология посттравматического стресса, Часть 1 Теория и методы, М., 2007
2. Тарабрина Н.В., Психология посттравматического стресса. М.: Институт психологии РАН, 2009
3. Foote B, Smolin Y, Kaplan M, Legatt ME, Lipschitz D. Prevalence of dissociative disorders in psychiatric outpatients. Am J Psychiatry. 2006
4. Gast U, Rodewald F, Nickel V, Emrich HM. Prevalence of dissociative disorders among psychiatric inpatients in a German university clinic. J Nerv Ment Dis. 2001
5. Sar V, Akyuz G, Kugu N, Ozturk E, Ertem-Vehid H. Axis I dissociative disorder comorbidity in borderline personality disorder and reports of childhood trauma J Clin Psychiatry 2006
6. Sar V, Akyuz G, Kundakci T, Kiziltan E, Dogan O. Childhood trauma, dissociation, and psychiatric comorbidity in patients with conversion disorder. J Psychiatry. 2004
7. Stein D.J., Koenen K.C., Friedman M.J., Dissociation in posttraumatic stress disorder: Evidence from the World Mental Health Surveys, 2012
8. Van der Kolk B.A., Fisler R., Dissociation and the fragmentary nature of traumatic memories: Overview and exploratory study, Journal of Traumatic Stress. , V. 8, No. 4, 1995.
9. Wolf E.J., Miller M.W, Reardon A.F., Ryabchenko K.A., Castillo D., Freund R., A Latent Class Analysis of Dissociation and Posttraumatic Stress Disorder, ARCH GEN PSYCHIATRY/VOL 69 (NO. 7), 2012

Оригинал: http://www.didrus.com/ptsdanddissociation (научный отдел «Другого Глобуса»)

Оглавление цикла «Псих(олог)ическая травма и диссоциация»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=172

Понятие травмы

Это я :)

Кроме понятий «стресса» и самого «посттравматического стрессового расстройства» ключевым понятием для понимания механизмов образования травматического стресса и стрессовых расстройств является понятие «психическая травма». Часто также можно услышать «психологическая травма» или «психотравма».

Существует достаточно много определений травмы. В международной практике понятие травмы раньше определялось как событие высокой интенсивности при одновременном отсутствии возможности адекватного совладения и превышении приспособительного потенциала индивида, следствием чего могут быть нарушения адаптации и расстройства, связанные со стрессом [4]. Таким образом, «психотравма» и травматическое событие являлись синонимами.

Далее зарубежными специалистами «травма» стала рассматривается как экстремальный стресс, который подавляет способность человека справляться с травматической ситуацией или еще одно определение психотравма — это уникальный индивидуальный опыт переживания травматического события, при котором способность интегрировать эмоциональный опыт ситуации нарушается и/или субъективно ощущается как угроза жизни, физической целостности и здравомыслия [6].

Отечественными специалистами [5] травматические ситуации, которые могут привести к ПТСР, делятся на природные и вызванные человеком.

Природные подразделяются на климатические (ураганы, смерчи, наводнения) и сейсмические (землетрясения, извержения вулканов).

Вызванные человеком делят на несчастные случаи и умышленные ситуации.

К несчастным случаям относят: ситуации на транспорте (дорожном, железнодорожном, водном, авиа) или в промышленности, а также взрывы (химические, на шахтах, военных складах), пожары (ожоги, удушение дымом), биологические (вирусные, бактериологические, токсемии), химические (токсические газы, жидкости, твердые вещества), ядерные (радиация, радиоактивное загрязнение).

К умышленным — терроризм, бунты, мятежи, социальные волнения, войны.

В зарубежной терминологии такие травмы принадлежат к классу «Большая Травма», т.е. события, которые очевидно могут вызвать ощущение беспомощности, подавление эмоций и чувств.

Но есть еще понятие «Малая Травма» — это травмы, определяемые как события, которые находятся за пределами способности человека освоить его в момент, когда оно происходит. Обычно такими событиями являются различные формы насилия, пренебрежительное обращение с детьми, агрессивная критика со стороны окружающих или чрезмерная агрессивная самокритичность, неадекватные причины непринятия окружающими и др. Такие события часто считаются нетравматичными, хотя они приводят к значительному ощущению небезопасности, дисфункции сознания и чувствительности, нарушению эмоциональных переживаний [6].

Психическая травма отечественными специалисты рассматривается, по аналогии с физической травмой, как это состояние нарушения целостности психики, вследствие чего психика не в состоянии функционировать здоровым, нормальным образом. Травматическая реакция возникает в ситуации чрезмерного стрессового воздействия на организм. Это может быть угроза жизни и/или здоровью, или ситуация, воспринимаемая психикой человека как таковая в момент происходящего [2].

Кроме того, есть травмы развития и шоковые травмы.

Шоковые травмы — произошедшие переживание вследствие чрезмерной стрессовой ситуации одномоментно или в течение длительного времени [2].

Травма развития — полученный ребенком стресс в процессе внутриутробного развития, рождения или в первые годы жизни, вследствие незрелости психики и механизмов регуляции, такие травмы фиксируются и встраиваются в тело и характер человека, становясь частью личности [2].

Однако переживание одной и той же травматической ситуации может на одного человека оказать травмирующее воздействие, а на другого нет. Переживания травматического опыта зависят от объективных и субъективных особенностей, к последним стоит отнести такие важные личностные характеристики как психическая энергия и психическая эффективность. Вследствие этого Онно Ван дер Харт и его коллеги предлагают рассматривать «травму» как внутреннее состояние человека, страдающего от расстройства, вызванного переживанием экстремального (травматического) события, а также имеющего ту или иную степень диссоциации [1]. Такой подход похож на то, как Зигмунд Фрейд рассматривал «травму». По его мнению, это глубоко укорененный в бессознательном аффект, оказывающий патогенное воздействие на психику человека и лежащий в основе невротических расстройств, где источник травмы находится в самой психике, в расщеплении Эго, к которому приводит травматическая тревога, основанная на бессознательных фантазиях, а не в самом событии [3].

До сих пор существует множество определений психологической травмы. Это множество определяется различными подходами в психологии.

Так, например, в логотерапии принято считать «травмой» утрату человеком жизненно важных смыслов, поскольку она неожиданна и беспричинна, так что воспринимается как бессмысленная, как что-то, что трудно вынести [3].

Источники:

1. Ван дер Харт О., Нейенхэюс Э. Р. С., Стил К., Призраки прошлого: Структурная диссоциация и терапия последствий хронической психической травмы, М., 2014
2. Коган Е. А., Психическая травма, 2013
3. Мазур Е. С., Психическая травма и психотерапия, 2003
4. Малкина-Пых И. Г., Психологическая помощь в кризисных ситуациях -. М.: Изд-во Эксмо, 2005
5. Пергаменщик Л.А., Кризисная психология. Учебное пособие, 2004
6. Ronald, Shiromoto, Frank, The Encyclopedia of Trauma and Traumatic Stress Disorders, 2009

Оригинал: http://www.didrus.com/trauma (научный отдел «Другого Глобуса»)

Оглавление цикла «Псих(олог)ическая травма и диссоциация»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=172

Отзыв 2 об онлайн-курсе «Акуна Матата» от grey_horse. Середина

Это я :)
Напоминаем, что следующая «Акуна Матата» (http://am.alterglobe.ru) стартует завтра, и делимся очередным отзывом!grey_horse:
АМ — 2
Перед вами 2-й из 3-х запланированных постов о курсе «Акуна Матата».
Сейчас, приближаясь к середине, я чувствую, что мне задают правильные вопросы, и высказывают верные догадки. Это не равнозначно решению проблем — можно понимать, что с человеком, но не понимать, как его из вывести из текущего состояния — однако обнадеживает. Спрошу также у Уайта, какие, по его мнению, со мной происходят события в рамках курса.

Открывается путеводная звезда. Отлично, именно в ней я и нуждаюсь.

Оригинал: http://grey-horse.livejournal.com/1720664.html

http://am.alterglobe.ru/?p=191

 

Травма и диссоциация (3)

Это я :)

Это третья статья цикла.

На правах эпиграфа:
Комментарий научного отдела «Другого Глобуса»/сайта http://didrus.com ко второй статье, где я говорю о том, что диссоциация и как защита, и как расстройство — это один и тот же механизм, разные стадии процесса, а «здоровый» и «больной» — это очень условная и зыбкая грань, вводя понятие «диссоциативное устройство личности» (отсюда: https://www.facebook.com/narr.ag.ru/photos/a.785800964792646.1073741830.614888855217192/915372125168862/?type=1):
«Не зря в DSM-V теперь всегда включен обязательный критерий «Вызывает клинически значимый дистресс функционирования организма и нарушения в профессиональной, социальной или в других важных областях жизни». Этот критерий хорошо помогает определять разницу между «устройством» и «расстройством», на мой взгляд.»

Также на сайте http://www.didrus.com/ выложены две новые статьи, которые могут быть важны для понимания описываемых процессов:
1. Про травму: http://www.didrus.com/trauma («Понятие травмы» — что это вообще такое)
2. О том, что бывает, когда процесс уже доехал до «расстройства»: http://www.didrus.com/ptsdanddissociation («Посттравматическое стрессовое расстройство и диссоциативные расстройства» — как тогда соотносятся травма и диссоциация)

Обе статьи я сейчас отдельно тоже перепощу, а пока продолжу свое.

***
В предыдущих статьях я немножко поговорил о том, что, согласно свежим данным науки, травма — это сложное комплексное явление, на физиологическом уровне работающее на диссоциативном движке, то есть способности организма изолировать (частично или полностью) те очаги возбуждения в нервной системе, с которыми на момент вызвавшего их события не хватило ресурсов справиться.
Это подтверждают многочисленные медицинские исследования — такие очаги видны при МРТ и других обследованиях.

При этом по «психологической» симптоматике диссоциация (то, что принято так классифицировать) отслеживается не всегда (или не всеми). Тут еще вопрос, по каким критериям мы смотрим, а также зачем мы это делаем :))

Я уж помолчу скорбно о терминологической путанице, где «расщепление», «отщепление», «диссоциация», «вытеснение» и «изоляция» означают то одно, то другое, то разное, то пересекающееся!
Франц Рупперт так и вовсе использует поэтический образ «травматического катапультирования» — на лекции он так говорил несколько лет назад; как в книге — не помню :)).
Так что умные авторы просто пишут в начале книги, что они как собираются называть и почему именно так.

Мало этого, так еще и многие школы психологии и психотерапии каким-то волшебным образом ухитряются вытеснять тот факт, что у человека есть не только психика, но и тело. И все психические процессы имеют физиологическое отражение. Ещё грамотнее будет сказать наоборот: в психике отражаются и обрабатываются те физиологические процессы, которые протекают в организме. Психика и физиология как две стороны одной медали, два разных ракурса рассмотрения функционирования живого организма.

Так вот, диссоциация как защитный механизм (физиологический и психический) и некая способность психики и нервной системы обеспечивает само возникновение травмы (альтернативой этому было бы просто сдохнуть, а так что-то отщепляется, уходит из воспринимаемой-переживаемой области, зато остальное живет себе дальше). И в этом смысле все травманты — диссоциаты. (См. «Призраки прошлого» Онно Ван дер Харта, например.)

При этом сама травма — штука сложная и комплексная, в этом механизме участвует, конечно, не только диссоциация, но и еще стопка защит, процессов и явлений. Часто они создают значительно больше проблем, чем диссоциативная симптоматика, поэтому травмы часто классифицируют по другим основаниям, вторичным.

Дальше в зависимости от наличия той самой способности к трансовым состояниям («диссоциативной динамики характера» по Мак-Вильямс, хотя есть исследования, что эта способность на физиологическом уровне соответствует возможности эндогенной выработки организмом кетаминоподобных соединений в ответ на дистресс) — или от степени развития этой способности (если я прав и это не свойство, а умение) организм может или не может установить ту или иную связь между отщепленными частями так, что они оказываются интегрированы в единую систему, не переставая при этом переживаться как в чем-то отдельные части. Если может, то это уже точно имеет смысл называть «диссоциативным устройством личности». Если нет, то видна вот такая-то и такая-то диссоциативная симптоматика, можно ее учитывать в жизни и работе.

Если эта «внутренняя раздробленность», переживаемая человеком и/или заметная со стороны, создает ему основные проблемы, то вот тогда уже можно говорить о «диссоциатах» в самом узком смысле слова — о расстройствах диссоциативного спектра. Но, будучи скомпенсировано, расстройство станет устройством. И будет оставаться им в достаточно заметной степени лет 10-15 с момента начала работы (по опыту специалистов, для интеграции третичной диссоциации нужно примерно столько).

При этом следует учитывать, что наличие одного вида симптоматики, одной динамики, одного явления, одной травмы не исключает возможности наличия других. То есть у человека вполне может быть одновременно нарциссическая травма (подвид травмы развития), острая шоковая три раза, пара хронических и перелом ноги — и все это при наличии или отсутствии ярко выраженной диссоциативной симптоматики.
На всякий случай: несколько одновременно присутствующих травм обычно называют множественной травмой. Они же не просто одновременно существуют, они еще и накладываются друг на друга.

Оглавление цикла «Псих(олог)ическая травма и диссоциация»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=172

Травма и диссоциация (2)

Это я :)

Corbis-42-70200440Разговоры в разных перепостах моей первой заметки про диссоциацию (http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=160) и почти пять тысяч просмотров навели меня на мысль, что писать на эту тему надо больше и чаще :))

Теперь поговорю о том, что диссоциация — это один процесс при разных результатах, а «здоровый» и «больной» — это очень условная и зыбкая грань.

Привожу диалог вот отсюда и свои комментарии к нему:
https://www.facebook.com/groups/160614167365835/permalink/877828022311109.
Половина инфы — в диалоге, половина — ниже, в моих примечаниях, так что не получилось так кратко, как в прошлый раз.

***
Dmitry N. Medvedev:
Вопрос: в какой литературе есть полное описание диссоциативных расстройств и работы с ними?
Трикстер:
Лучшее, что мне встречалось, — это упомянутые в посте «Призраки прошлого». Толстенная подробная книга))
Елена Лифиц:
Внезапно!))) Прочиталось «Призраки прошлого». Толстенная НАДГРОБНАЯ книга))))…. А ведь и по сути будет))).
Трикстер:
:)))

***
Сергей Решетников:
И еще можно узнать источник этого утверждения: «Автономные участки нейронной сети»?
Трикстер Троп:
МРТ и некоторые другие виды исследований головного мозга.
Сергей Решетников:
Я имел в виду ссылки на исследования или литературу.
Подоплека моего вопроса проста — иногда диссоциированными оказываются только часть каких-то процессов (так назовем), в то время как другая часть _подобных_ же процессов вполне включена в личность, осознаваема и т.д. И в таком случае странно получается, что процессы одного типа находятся «в разных участках мозга».
И сразу уточню, что это не про «память», зачастую человек вполне помнит травматичное событие, описывает его, а диссоциированы у него переживания по поводу этого события.
Трикстер Троп:
Если на сайте http://didrus.com/ не найдете нужных конкретных материалов и ссылок, то пишите автору! У нее это всегда под рукой, а я все равно у нее уточнять буду :)))

***
Elena Psy:
Что за нелепое утверждение: «Так как не травмированных вокруг почти нет, то и диссоциатов дикое количество». Диссоциация — как защита первого уровня («Психоаналитическая диагностика» Нэнси Мак -Вильямс) входит в первичную структуру личности.* Патология же диссоциативного ряда явление не столь частое. Травмы травмами, но не всякая травма сопровождается диссоциацией и уж тем более приводит к патологии, по сути к регрессу до защит первого уровня (психотического)****. Кому зомби мерещатся, кому «диссоциаты» :))
Трикстер:
А травматическое расщепление — это не диссоциация, что ли? По Онно Ван дер Харту, первичная диссоциация и есть. И я с этим полностью согласен. Так работает эта защита, Вами упомянутая.
Elena Psy:
Тогда так и пишите «травматическое расщепление» или просто расщепление, а не травма. Понятие травма гораздо шире, и включается много других психических процессов и защит. Также есть понятие травмы развития и шоковой травмы. Расщепление, как защита в ходе развития, есть у всех на базовом уровне. И да, ее можно «увидеть» при случае, если человек регрессирует в результате каких-то травматических событий или психических отклонений иной природы. Называть диссоциацией любое проявление внутренних «субличностей» — опять же не корректно, если сохранено целостное Я. А уж говорить о том, что кругом полно «диссоциатов» только потому, что все прошли через травму, — это сильно преувеличено :) или безграмотно. В рамках патологии всё же кругом больше иных расстройств, чем диссоциативных.**
Трикстер:
Я уже высказал свою точку зрения выше. По-моему, некорректно как раз отрицать наличие диссоциации той или иной степени во всех описанных Вами случаях.
Elena Psy:
Если Вы о наличии диссоциации как защитного механизма первого уровня, то, несомненно, она присутствует в бессознательном у всех и всегда. Как проявленное диагностируемое расстройство личности — случай не столь частый. Так что по улицам «диссоциаты» повально ходят ровно настолько же, насколько зомби и динозавры — все мы имеем гены общие с ящерицами и когда-то все умрем.
Трикстер:
Если Вы называете «диссоциатами» только людей с расстройством, то да. Их вот в США среди бедных (неблагополучных) слоев населения насчитали всего 30%)). У нас никто исследований просто не проводил, насколько я знаю.
Если вы о чем-то не знаете, то это не значит, что этого нет :))
<<Наш научный отдел говорит, что источник этой информации: «Расстройство в виде множественной личности в США. Клинические и судебно-психиатрические аспекты», В.В. Мотов, 2005>>
Elena Psy:
Какие процессы я называю диссоциацией, написала выше, речь не только о патологии. О какой «диссоциации» говорите Вы — вот в чем вопрос? Потому как у Вас перепутались «здоровые» и «больные», что и привлекло моё внимание :)***

________________________________

Трикстер:
* По-хорошему, Нэнси Мак-Вильямс описывает именно тот вариант нормы, который я в первой статье обозначил как «специальную способность к трансовым состояниям». Она называет это «диссоциативный тип структуры характера» или «диссоциативная динамика характера».
Даже в случае множественной травмы наличие этой способности (или особенности) часто дает не диссоциативное расстройство, а «диссоциативное устройство» личности. То есть состояние скомпенсированное и никому не мешает.

Часто мне думается, что такая способность есть у всех людей, просто развита в разной степени. Возможно, что этот феномен лежит в другой плоскости, нежели динамики характера. Травмы возможны у людей с любым типом личности, и диссоциативные эффекты у них тоже прослеживаются.

** Травматическое расщепление — это тоже диссоциация (первичная, вторичная и т.д.), _особенно_ при травме развития и шоковой травме. Физиологически это проявляется так: соответствующие очаги возбуждения в нервной системе изолируются. Это-то как раз хорошо видно при МРТ и других обследованиях.
От наличия упомянутой выше способности зависит, как именно травма будет проявляться (какие еще защиты сработают) и как человек будет с этим справляться.
В широком смысле диссоциативной динамикой можно также называть любую динамику, которая связана с травматической диссоциацией (расщеплением).
А почему до патологии при расщеплении не всегда доезжает, так о том я выше пишу.

*** Я говорю о том, что диссоциация — это ОДИН процесс в разных фазах и с разными, соответственно, результатами. Включается он как защитный, потом имеет последствия. Но это один и тот же процесс.
Если брать ту заметку, к которой комментарии, то сначала я говорю о «достаточно здоровых» людях, потом — о «недостаточно».
Здоровье и болезнь — это одна шкала, а не две разные коробки для сортировки.
«Здоровый» и «больной» — это очень условная и зыбкая грань. И тут еще такой аспект, кто устанавливает параметры определения этой грани, с какой целью и в чьих интересах. (В нашей вот стране очень в моде патологизация.)
Любое скомпенсированное состояние может слететь под воздействием какого-то изменения факторов.
Отлично работающая природная защита может начать мешать жить, и тогда ее называют «расстройством».
И так далее.

Не зря Онно Ван дер Харт говорит о _степенях_ диссоциации.
И не зря практика показывает, что не любую травму и связанную с ней диссоциацию (результат, а не процесс) надо лечить, а только те, которые мешают жить и адаптивно функционировать.

**** Потому я и говорю, что хорошо бы механизм видеть сразу и в целом, а не только тогда, когда уже до психоза доехало.

И, кстати, о диссоциации и своем ее понимании мы много говорим и пишем тут: http://alterglobe.ru/mod/forum/discuss.php?d=217 («Фантастические герои»: цикл семинаров о жизни и работе с диссоциацией 28-30 июля ИЛИ 1 августа 2015)

Оглавление цикла «Псих(олог)ическая травма и диссоциация»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=172

Про диссоциацию — очень кратко

Это я :)

Меня спросили, что такое диссоциативная динамика.

Отвечаю:

Отщепленные при травмах части у человека, имеющего специальную способность к трансовым состояниям, не исчезают у него из доступа, а живут в нем как бы параллельно. Автономные участки нейронной сети. Часто контроль переключается между такими частями (эго-состояниями, или ещё их называют «субличностями»).

У нас на эту тему цикл «Фантастические герои» (http://alterglobe.ru/mod/forum/discuss.php?d=217).

Иногда это не скомпенсировано, а находится в видимом снаружи и мешающем самому человеку состоянии, и тогда называется диссоциативным расстройством идентичности.

Коллега об этом много у себя на сайте пишет: http://didrus.com.

Так как не травмированных вокруг почти нет, то и диссоциатов дикое количество.

Хорошая книга на эту тему — «Призраки прошлого» Онно Ван дер Харта с коллегами.

И с этим можно работать, чтобы привести себя в более интегрированное и функциональное состояние.

P.S.
Еще из литературы хороша «Системная семейная терапия субличностей» Ричарда Шварца.
По-моему, она больше для специалистов, чем для пользователей, но мне говорят, что не только.

P.P.S.
Не вписал сначала, но все-таки добавлю ещё одну книгу: Фрэнк В. Патнем — «Диагностика и лечение расстройства множественной личности». Она известная, её все равно легко найти. Но рекомендую с осторожностью: она очень информативна, что плюс, но написана в патологизирующем ключе, что минус.

Оглавление цикла «Псих(олог)ическая травма и диссоциация»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=172

Отзыв 1 о нашем онлайн-курсе «Акуна Матата» от grey_horse. Начало

Это я :)
 grey_horse
АМ — 1

Это 1-й из 3-х запланированных постов о курсе «Акуна Матата» (http://am.alterglobe.ru). 2-й сделаю в четверг, будучи где-то на середине, и 3-й по завершению, в воскресенье вечером или в понедельник.
Начну, как полагается, с предыстории. Узнав о нем, взял колоду Уайта и вытянул карты:
— записываться прямо сейчас
— записываться на будущей неделе (так легче по деньгам, ожидаю перевод)
— вообще туда не надо

Сразу вижу, что «вообще не участвовать» не годится, тогда остаюсь в состоянии Повешенного, которое мне совсем не нравится (интересно, может ли кто-нибудь по доброй воле выбрать этот Аркан? разве что человек утомлен слишком интенсивным потоком событий и намеревается от них передохнуть). И, неожиданно, сейчас почему-то намного лучше, чем неделю спустя, Император против Пажа. Ладно, оплатил, получил доступ.
Проблему формулирую так: мало общения, мало точек соприкосновения с другими людьми, по сути, наиболее подлинный контакт строится вокруг гадательных практик, но и они меня не вполне устраивают.
Ну что ж, вперед, на коучинг!

Оригинал: http://grey-horse.livejournal.com/1718418.html

http://am.alterglobe.ru/?p=185

«Мужество жить и смелость быть собой» — 14 июля 2015 в 20:00

Это я :)

Как ни откроешь описание семинара на эту тему, там почти всегда какая-то эзотерика или стремление «научить», как же все это «правильно делать». И при этом мало кто говорит о главном:

— что же это за ситуация такая, в которой для того, чтобы жить и быть собой, требуется много смелости и мужества;

— как эта смелость и это мужество выглядят со стороны, и почему они зачастую так не выглядят;

— как все это воспринимается и может восприниматься изнутри, и почему чем больше мужества от нас требуется, тем меньше мы чувствуем себя мужественными;

— что подрывает нашу веру в себя, и чего нам временами стоит ее поддерживать;

— ради чего все это;

— как выглядит выход, какие вообще выходы бывают и куда они ведут.

Вот обо всем об этом мы и поговорим на нашем семинаре.

Противостояние травме, предотвращение суицида, выращивание для себя нормальной человеческой жизни там, куда не завозили.

Ведущие:

Люда Орел — нарративный практик, педагог, специалист по работе с сообществами;
Трикстер — психотравматолог, шаман, консультант по прокладыванию своего пути.

Семинар состоится во вторник 14 июля 2015 года с 20:00 до 22:30; место проведения уточняется (центр Москвы).

Стоимость участия: 1500 р — по предоплате на карту Сбербанка; при оплате накануне или на месте — 2000 р. (поскольку нам очень хотелось бы знать точное число участников заранее)

Дополнительная информация и запись: orel_ludmila@mail.ru

Страница мероприятия:
http://alterglobe.ru/mod/forum/discuss.php?d=363

Пока Люда Орел пишет описание нового семинара, я решил стряхнуть пыль с пары старых

Это я :)

Семинар «Душевная боль: что это и как с ней быть?» (http://trixter-psy.ru/?p=269) проводится по мере набора групп.

Это лайт-вариант семинара про псих(олог)ическую травму — информирование для интересующихся.

Семинар «Психологическая травма в нашей жизни» (http://trixter-psy.ru/?p=268) — тоже по мере набора групп.

В посте по ссылке тоже очерчен круг вопросов.

Если наберется некоторое количество желающих, назначим дату!

***

Плановая продолжительность каждого семинара: 3 часа

Группы формируются по мере записи.

Задавать вопросы и записываться можно в комментариях по ссылкам, в ЖЖ (http://lesley-f.livejournal.com/351033.html — там комментарии скрыты и не открываются) или личным сообщением по любым известным вам координатам.

Для записи нужно указать имя, которым вас следует называть, если вы предполагаете, что я его не знаю, e-mail и телефон.

Пожалуйста, убедитесь, что я получил ваше сообщение и внес вас в список. (Если за день-два я не ответил, стоит насторожиться.)

Общая информация о моих семинарах (в том числе о ценообразовании):

http://trixter-psy.ru/?page_id=183

Любой мой семинар можно заказать для себя в индивидуальном формате и требуемом объеме по цене обычной консультации, чтобы никого не ждать.