Статья Люды Орел «Психическая травма и дискриминация»

Это я :)

Люда Орел:
«Психическая травма и дискриминация»

В психотерапии и клинической психологии есть ряд критериев, с помощью которых опытный специалист способен определить наличие травматического опыта, а также то, на каком этапе находится процесс его переработки и интеграции.

В то же время, в бытовой жизни термин «травма» используется к месту и не к месту (особенно нежно любимый мной пример применения термина — это, конечно, семейные скандалы: «Это ты так говоришь, потому что тебя в детстве из коляски уронили!» — «Это ты так считаешь, потому что тебя в детстве в угол ставили!»).

Очень часто этот термин используется для дискриминации, подавления, исключения из нормальной жизни людей, переживших экстраординарный опыт, — не важно, справились они с ним или нет.
Притеснение, в отличие от психотравмы, не живет в нервной системе и не имеет с ней ничего общего. Оно также не располагается где-то в прошлом, где было травмирующее событие. Оно располагается в социальном контексте и может стать источником новой травмы поверх уже имеющейся, но совсем не обязательно становится.

Дискриминация людей, переживших травмирующий опыт, заставляет их молчать. Как о самом опыте, так и о своих талантах и умениях, позволивших пройти через сложную ситуацию и жить дальше.

«Не все способы совладания с травмой одинаково полезны», это так. Но важно еще все-таки учитывать контекст, с которым приходится иметь дело человеку в этой ситуации. Иногда «более лучшее» решение попросту недоступно по тем или иным причинам, хотя люди, не имеющие сходного опыта, могут иметь массу фантазий на эту тему. А иногда «более лучшее» решение попросту неэффективно, хотя в фантазиях «не плававших» все может быть совсем по-другому.

Как же все-таки преодолеть «занавес молчания» и начать говорить о важном для себя и, вероятно, для других?

Честно говоря, готового ответа у меня нет, но есть некоторое количество вариантов, которые можно попробовать.
— Доверенный человек, с которым можно разговаривать о том, о чем с другими говорить не получается. Это может быть друг, родственник или помогающий специалист (в последнем случае можно получить как минимум конфиденциальность за свои деньги).
— «Дорогой дневник», бумажный или в виде файла на компьютере. Диктофон, фотоаппарат. Желательно заранее позаботиться о конфиденциальности и сохранности данных, потому что сначала, когда только начинаешь разворачивать какую-то тему, пусть даже «для себя» и на бумаге, все очень трепетно, и очень не нужно, чтобы кто-нибудь влезал.
— Семинары, тренинги, группы по теме и около. С одной стороны, на таких мероприятиях часто тоже существует правило конфиденциальности, с другой — это уже сообщество людей, часто не понаслышке знакомых с определенным контекстом.
— Блоги, форумы, сообщества на базе социальных сетей. Эта возможность высказаться не так безопасна, но она существует. Она хороша, когда вы уже достаточно хорошо и уверенно чувствуете себя в какой-либо теме, готовы дать отпор оппонентам, аргументировать свою точку зрения, прислушиваться к другим, обмениваться опытом, а также отличать и игнорировать троллей.
— А еще есть мудрые книги и хорошие статьи, которые «говорят за нас».

У меня есть опыт преодоления занавеса молчания вокруг такой проблемы как замершая беременность. Это одна из тех проблем, о которых принято не говорить. Люди переживают серьезную потерю — и остаются с этой потерей один на один. Когда такое случилось со мной, я стала писать об этом в своем блоге. И многие женщины откликнулись и написали, что у них тоже такое было и как тяжело им было это переживать. Так мне удалось почувствовать, что я не одна в этом. И сейчас, когда женщины говорят где-то в соцсетях об опыте потери ребенка, я стараюсь откликаться, потому что знаю, как это бывает важно.

А есть ли у вас опыт, когда вам удалось привлечь внимание других людей к какой-то социальной проблеме, кому-то помочь и/или самим получить помощь?

_______________________________

Исходно — на сайте «Другой Глобус»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=87

Про успехи и результаты

Это я :)

Вот тут Люда Орел пишет о том, что успехи и результаты имеет смысл измерять, глядя не только на оцениваемое положение дел, но и на то, что было до.
Потому что если стартовать из глубокой ямы, то «выбраться» — это уже результат.
А потом можно уже и до высот добраться, потому что скорость, с которой человек вообще умеет лазить, в благоприятной ситуации станет только выше.

Еще она там упоминает важную тему: «глубина ямы» одного человека может находиться у других в «невидимой области».
Потому что «не может же все быть настолько плохо» и «ты драматизируешь» (читай: у наблюдателя психзащиты сработали).
И потому что как «ямы», так и достижения часто оцениваются по крайне куцей (зато «общепринятой») шкале, в которую жизнь людей, честно говоря, так себе вмещается.
А еще сам человек может считать, что его «яма» — это «ничего особенного». У людей с детской травмой это просто сплошь и рядом. Там еще и амнетическая защита может срабатывать. И вытеснение с расщеплением: ну реально страшно увидеть картину во всей полноте и «безысходности».

В результате такого рассмотрения из комплексной проблемы («ямы») выдергиваются отдельные аспекты, которые беспокоят, конечно, но ключевыми не являются, и работа по этим направлениям может не решать и даже не улучшать ситуацию (этот аспект улучшился, а остальные показатели просели).
Иногда это делает сам человек, а иногда окружающие.
Часто именно отдельные аспекты, не укладывающиеся в «общественное сознание», вызывают у окружающих стремление срочно оказать человеку помощь. Причем не предложить, а именно оказать. И не ту, о которой он просил, а ту, которую считает таковой тот, кто взялся помогать.

Вот здесь у Люды же подробно написано про разные виды помощи — «токсичную» и реальную. А также про измеримость и оценку результатов, позволяющую понять, в ту ли сторону движется работа по налаживанию ситуации.

Я думаю о том, что некоторые вещи делаются только в определенном порядке, а другие можно сочетать. В любом случае важен комплексный многофакторный план по улучшению жизни, достаточно гибкий, чтобы его можно было динамически подстраивать под изменение обстоятельств.
И вот это то, что мы хорошо умеем.

Сейчас у нас выправлены практически все сферы жизни (и это гигантский результат!), кроме одной: возможности стабильно зарабатывать тем, в чем мы сильны.
Лимитирующим фактором является число социальных связей. К сожалению, за время решения других задач завязывать и наращивать контакты было некогда и не на что (в плане эмоционального ресурса).
А это быстро не делается.
В итоге мы имеем ситуацию, в которой есть минимум два высококлассных специалиста, сайт, очень качественные семинары и онлайн-курсы — и нет достаточной аудитории.
Есть какое-то количество клиентов, они довольны, но их пока мало.

Как решается эта задача, мы знаем, и делать это умеем.
Но это требует либо столько времени, сколько у нас нет (времени, когда есть деньги на жизнь), либо информационной поддержки и везения (чтобы с теми, кому мы нужны, мы нашлись сейчас, а не через год и месяц).
Информационная поддержка, конечно, вероятность такого «везения» заметно увеличивает.

Еще эту вероятность, несомненно, увеличивает присутствие в тех местах, где есть люди. Написание постов и прочий информационный обмен.
Вот сейчас я сайт доделал, теперь на это высвободилось время.
А то сплошная реклама.
И мне-то она очень душу греет, потому что я знаю, что там внутри, что за ней стоит, а вот другим это может быть совсем не очевидно.

Смешной расклад: соберись хоть на один-два семинара или онлайн-курса полная группа, у нас бы вообще все проблемы закончились, а пока этого нет, мы не просто находимся в довольно жуткой ситуации, которая очень выжирает ресурс, но и попадаем под прицел критики, основанной только на факте недостаточной численной плотности нашего окружения.

И вот сейчас мы заняты реализацией именно этого чуда — окупаемости проекта.
И очень рады той помощи, которая этому способствует.

________________
То же на «Другом Глобусе»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=86