Про культурную экспансию (Ирика Крати)

Это я :)

Разрешение проблемы — это пространство становления, и, следовательно, пространство культурной экспансии, если эти проблемы чужие.)
Соответственно, с некоторого ракурса вопрос о том, поможет ли тот или иной метод решить ту или иную проблему — вторичен. А первичен вопрос о том, кем можно об эту проблему быть и становиться.
И безопасность помощи из этого угла меряется об то, насколько специалист готов развидеть те решения и те ориентировочные результаты, которые знает, в том числе — оставшись после этого в состоянии незнания решений и критериев успешности терапии. И это не про сферическую безоценочность в вакууме, это про безоценочность вполне локализованную, сочетаемую, например, с даванием советов.) Просто это разные советы — те, которые про поиск, и те, которые про подведение к заранее признанному ответу. Нужные в несколько разных обстоятельствах.)

Дальше — у нас на сайте «Пси-услуги глазами клиента»:
http://psy-customers.alterglobe.ru/?p=170

Про работу с людьми с «нестандартной картиной мира»

Это я :)

На Фейсбуке с Ларисой Харлановой зашла речь про опыт, «выходящий за рамки обычной человеческой жизни», и психозы — как различать и как работать.
Я думаю, что:
Грань тонка.

И что, между делом, считать «обычным» в человеческой жизни?
То, что нормально для городской культуры России 21 века, совершенно дико для шаманских культур разных мест, например.
А то, что пишут в DSM/МКБ, находится под сильным влиянием современной западной культуры — и регулярно пересматривается притом.

Кроме того, бывают клинически здоровые люди с сильнейшими нуминозными/трансперсональными переживаниями и бывают психозы в сочетании с более чем обычностной картиной мира.
А бывает, что одновременно и психиатр нужен (способен помочь от страдания), и опыт есть неординарный, и способности.
Я часто вспоминаю историю Юнга :).

И если встаёт вопрос «как с этим работать», то, в общем случае, как я считаю, — просить клиента сходить к психиатру, если есть страдание и ощущение, что психиатр чем-то поможет.
А если просто опыт клиента совсем выходит за рамки знакомого терапевту, то перенаправлять к тем коллегам, кто в курсе, наверное.
Я вот по поводу детей не работаю обычно, к Люде Орёл шлю)).

Подумалось, кстати, — а как мы вообще работаем, даже если переживания и опыт самые обычные для этой территории, но человек одновременно получает психиатрическую помощь?
Выясняем, в чем проблема, что получается, что не получается, чего хочется, — и с этим и работаем.
И да, не все, что непривычно, является безумием.

Верхняя трасса, шаманизм и альбом Воронежа на Фейсбуке (проект «Хорошая жизнь» — 947)

Это я :)

IMG_20170429_171427Писал вчера про «повышение уровня колеи» — на самом деле это для меня про «верхнюю трассу», давнее и очень важное понятие в моей системе координат.
Когда-то давно Риола Ранти написала мне про меня очень важную для меня сказку, вот оно оттуда.
Это про предпочитаемую жизнь и ее отличие от актуальной (которая «нижняя трасса»), если оно есть.

У меня пока такого не было, чтобы все долго шло по верхней трассе, поэтому я вот здесь и пишу цикл «Хорошая жизнь» о процессе перехода.
Если в те давние времена процесс перехода виделся мне прыжком, гиперпространственным скачком, то сейчас я больше согласен с Людой Орёл в том, что это постепенный, поступательный процесс.
Хотя каждый раз, когда удаётся вылететь на нужный уровень, я очень стараюсь задержаться на нем подольше, чтобы запомнить ощущения и протащить их вниз, а там опираться на них в процессе последующего подъёма.

Это очень горячая тема, близкая к идентичности, поэтому, наверное, подробнее я тут ничего сейчас не расскажу.
Слова не находятся или относятся к области совсем интимного.
При попытке их поймать в голове начинает звучать «Звёздная болезнь» Jam (Ольги Волоцкой) и мелькают картинки из того модуля, откуда я во многом родом, или из упомянутой выше сказки.

Безопасным, наверное, будет сказать, что я вижу улучшения и ухудшения жизни по важным для меня параметрам как зигзаги, и если в целом кривая, ими выписываемая, идёт вверх, то меня все устраивает.
Сейчас вот я восстанавливаюсь после того, как кривая долгое время шла вниз и там буксовала на месте дольше, чем у меня были силы.
В игры с выносливостью играть приятно, когда выигрываешь).

Сейчас у нас многое наладилось из-за ремиссии у Люды Орел (а знали бы вы, _насколько_ я чувствителен к состоянию/настроению людей рядом!) и есть время до её следующей депрессии (которая обещает быть слабее и легче, чем предыдущая), чтобы передернуть все на более высокий уровень, а потом затаиться там, пережидая, до следующего рывка.
И вот вчера ночью, например, мы обсуждали, поможет ли нам юг или помешает в этих планах.
Пока думаем; есть свои плюсы и минусы.

Пока Люда Орел сегодня работала в Москве, у меня был по скайпу клиент, которому нужны были во многом мои шаманские и проводниковые умения.
Шаманизм — это такая особая способность к трансовым состояниям и символизации.
Сразу говорю, потому что предвижу вопросы.

Оказалось важным, что они нужны напрямую, а не имплицитно.
Для меня от этого многое меняется.
Я начинаю чувствовать себя более собой.

Ночью выложил на Фейсбуке альбом с фотографиями из Воронежа.
Заново все пережил и повспоминал.
Там была отчетливая верхняя трасса.

На фото — мы и тени, перерыв в косплей-шоу, Воронеж.

Алхимик — про фазы терапии травмы

Это я :)

#алхимический_бортовой_журнал
Сегодня с Людой Орел и Трикстером говорили про диссоциацию и фазы терапии: построение нормальной жизни, повышение функциональности частей («доращивание»), интеграция частей в единое целое. Эти фазы не проходят линейно, они циклически повторяются. С повышением функциональности и интеграции частей меняются представления о нормальной жизни, о том, как она должна быть устроена для каждой конкретной части/субличности и для персоны в целом. Для меня, как для человека с диссоциацией, это очень важная тема.

Сейчас я построила то, что являлось (недостижимым) представлением о нормальной жизни долгое время — я живу в маленьком тихом наукограде, в просторной светлой квартире. Кроме меня в квартире только два кота — Пират и Джа, очень наглые создания, особенно Пират. Хожу в гости к Люде Орел и Трикстеру, работаю дистанционно и очно, для этого выезжаю в Москву. С тихой надеждой жду Зимней Экологической Школы и приезда Йоланта на Новый Год. Может, я наконец-то смогу отпраздновать Новый Год без мрачных воспоминаний и призраков прошлого?

Но я хочу большего. Я хочу путешествовать с палаткой и спальником по лесам, хочу приехать в гости в Фенёво. Бука, привет) Вести шаманские практики для людей, помогать им как шаман, работать как шаман. Восстановиться в университете, закончить бакалавриат в 2017 году, защитить диплом, поступить в магистратуру. Вести с января кружок по нейробиологии в «Интеллектуале». Написать и издать книгу сказок.

И ещё внутри много разнонаправленных желаний, тут-то и происходит нестыковка диссоциированных частей. Что делать в первую очередь? Во что я верю? Кто я? Вот на эти вопросы субличности отвечают кто во что горазд. Тогда хорошо помогает просто сидеть в тишине и медитировать, а бывает, лучше это принести на терапию, для «доращивания» каждой из этих частей, для работы с её травмой.

Оригинал: https://vk.com/wall319009295_713 и https://www.facebook.com/alchemist118/posts/407699936229098

Детоксикация отношений

Это я :)

Часто в отношениях присутствует нежелательное насилие — эмоциональное и физическое. Один дискурс предписывает смиряться с этим, другой — уходить из таких отношений и строить конструктивные. К сожалению, привычка к конструктивным отношениям есть не у всех и не всегда. Кроме того, в небольших сообществах, будь то ЛГБТКИА, БДСМ, сообщество реконструкторов или выпускников биофака, ценность партнера выше, чем во многих других. Соображения в духе «где я себе еще такого/такую найду» здесь в том числе опираются на чистую статистику. Это открывает большой простор для злоупотреблений в отношениях и делает проблему насилия особенно острой. И в то же время, люди из таких сообществ часто в большей степени готовы вкладываться в формирование ненасильственных отношений, поддерживающих и способствующих развитию всех партнеров. Мы хотим сказать пару слов о третьем пути: устранении насилия из отношений без разрыва самих отношений. Наша практика показывает, что многие люди делают это, причем успешно.

 

Токсичными обычно называют отношения, в которых присутствует эмоциональное и/или физическое насилие. Такие отношения приносят боль, истощают, опустошают, препятствуют развитию, приводят к разочарованию в себе и жизни, психическим и физическим недугам.

И это в то время как отношения могли бы стать пространством, где сбываются мечты, где партнеры чувствуют любовь, поддержку и заботу, где возможно достижение таких высот, которые не под силу каждому по отдельности!

Как же так?! Кто виноват, а главное, что со всем этим делать?

Чаще всего людям, обнаружившим себя в токсичных отношениях, рекомендуется как можно скорее выходить из них, обустраивать свою отдельную жизнь, проходить психотерапию и только потом, при желании, пробовать создать какие-то другие отношения. 

К сожалению, в большинстве случаев это действительно единственный выход, а надежды жертвы абьюза на то, что партнер изменится, отношения улучшатся и все будет хорошо не оправдывают себя, а только заставляют потратить на такие отношения еще кусочек жизни.

Нас как специалистов эта концепция вполне устраивала. До тех пор, пока мы, каждый пройдя через некоторое количество не самых конструктивных отношений, личную терапию и пр., не встретили друг друга, и не решили жить вместе — долго и счастливо. И не столкнулись с серьезными проблемами.

Оказалось, что при всех наших навыках ненасильственного общения, профессиональных знаниях, годах психотерапии и высоких идеалах, мы способны превратить жизнь друг друга в настоящий ад. Причем совершенно не желая этого.

А жить мы хотели друг с другом, долго и счастливо. Нам не так-то просто было найти друг друга в этом мире, и мы совершенно не желали расставаться. Нам нужен был другой путь. И мы, признав и обозначив проблему, начали работу по детоксикации наших отношений. Ведь если отношения токсичны, почему бы просто не убрать из них яд?

Когда наша жизнь стала налаживаться, и это стало заметно со стороны, оказалось, что за нами пристально наблюдали в соцсетях — другие люди, семейные пары и группы, которые тоже испытывали некоторые (порой довольно существенные) проблемы в своих отношениях, но совершенно не готовы были поступиться самими этими отношениями ради избавления от проблем. Они-то и стали нашими первыми клиентами по новому для нас направлению — детоксикации отношений.

Долгое время мы чувствовали себя слишком уязвимо, рассказывая об этой идее, но сейчас, видя свои успехи и достижения наших клиентов, готовы делиться наработками.
Собственно, идея детоксикации отношений восходит к основам нарративного подхода в психотерапии и работе с сообществами, один из основных принципов которого формулируется так: «Проблема не в человеке — проблема в проблеме». 

В нарративном подходе принято рассматривать проблемы отдельно от людей, и это открывает широкие возможности для того, чтобы люди объединялись в противостоянии различным проблемам, даже если в обществе принято считать их источниками человека или группу людей.

Если говорить об отношениях, многим отозвалась бы такая формулировка: «Проблема не в отношениях — проблема в проблеме». С нее-то мы и начали.

Мы стали смотреть, что поддерживает насилие в отношениях. Вот какие факторы мы выявили.

- Психологические травмы участников. Даже если люди очень хотят проявлять взаимное уважение и практиковать ненасильственное общение, есть поведение, которое проявляется помимо их сознательного контроля и часто приобретает такие затейливые формы, что проблему бывает не так-то просто выследить. Как правило, это характерно для ситуации отыгрывания травматического опыта. Кроме того, ситуации, привычные и «нормальные» с точки зрения одного участника отношений, могут быть совершенно недопустимыми с точки зрения другого.

- Недостаток навыков ненасильственного общения. Многие люди выросли в семьях, где было много токсичного, и навыкам ненасильственного общения им приходится учиться уже во взрослом возрасте, что уже само по себе достаточно непросто.

- Недостаток навыков заботы о себе. Это касается как поддержания физического здоровья, так и заботы о психологическом комфорте. Для того, чтобы мочь овладевать новыми навыками, прорабатывать травмы и располагать достаточным количеством внимания на партнера/партнеров по отношениям, необходимо быть в хорошей форме. Напротив, на фоне болезни, усталости, недосыпа и постоянного стресса психика может переходить к более примитивному функционированию, что негативно сказывается на отношениях.

- Притеснение и другие социальные практики насилия. Во-первых, такие практики часто «просачиваются» в жизнь людей, становятся чем-то само-собой-разумеющимся, не подвергающимся критическому анализу. Во-вторых, притеснение приводит к снижению уровня жизни, возможностей позаботиться о себе и партнере/партнерах, нарастанию стресса. Необходимость «жить в шкафу» для многих ЛГБТКИА+ людей становится причиной социальной изоляции и снижения возможностей получить помощь в трудной ситуации.

- Низкий уровень жизни. Даже имея навыки заботы о себе, это бывает трудно реализовать, если нет денег. Питание, лечение, одежда по сезону, жилье/личное пространство, доступ в интернет, книги, культурный досуг, психотерапия — у многих людей попросту нет доступа к этим благам. К сожалению, многие ЛГБТКИА+ живут крайне бедно, и это совсем не делает их счастливыми.

- Плохое знание себя. Какие у меня цели в жизни? На что я могу опираться в себе, а где у меня слабые стороны? Каков мой жизненный контекст и что из этого следует для меня и для отношений? В конце концов, какие насильственные практики одновременно являются для меня сексуальными кинками, и я подаю партнеру противоречивые сигналы вместо того, чтобы договориться о переводе этого типа взаимодействия в однозначно игровой контекст?

- Плохое знание партнера. Что одному — ненасильственное общение, то другому — грубое вторжение в его личные границы, а третьему — пренебрежение к его нуждам и потребностям. Универсальные принципы, конечно, существуют, но где бы еще найти  универсальных людей?

Чтобы работа по детоксикации отношений была эффективной, необходима комплексная работа по всем этим направлениям. Кроме того, критически необходимо еще кое-что:

- Наличие у всех участников отношений желания и готовности продвигаться в этом процессе. Иногда не все готовы участвовать в изменении отношений к лучшему, иногда кто-то выдает лишь номинальное согласие, а на деле саботирует работу. Это важный и тонкий момент — здесь, по нашему мнению, и проходит водораздел между отношениями, из которых можно «вывезти» насилие, и отношениями, из которых необходимо выходить (если речь идет о полиаморном союзе, из него в процессе работы может «вытесняться» остающийся на стороне абьюза).

 — Наличие у всех участников ресурса, который можно было бы в это инвестировать. Имеются в виду в первую очередь время, жизненные силы и деньги на найм специалиста (или нескольких специалистов). В случае тяжелой соматической болезни или ментального расстройства людям бывает не до того, чтобы работать над отношениями. В таких случаях необходимо в первую очередь работать на то, чтобы состояние было хотя бы скомпенсировано. Иногда тяжелые состояния, в свою очередь, бывают спровоцированы насилием в отношениях, и тогда проблема «зацикливается». Но при должном сопровождении и из такой ситуации можно выйти — правда, ресурс на такое сопровождение тоже приходится где-то изыскивать.


С этих исходников и начинается большой путь оздоровления отношений и их участников.

Большую часть работы на этом пути можно и нужно делать самим. Проявлять наблюдательность, искать информацию, советоваться с друзьями и с участниками различных интернет-сообществ, пробовать, договариваться друг с другом, размышлять, заботиться о себе, и многое, многое другое.

Но есть еще кое-что, для чего необходимо нанимать специалиста. Не потому что «он лучше знает» (хотя в каких-то областях он должен ориентироваться достаточно хорошо), а потому что есть процессы, для протекания которых нужны специальные целительные отношения:

 — Личная психотерапия каждого участника отношений. При поиске специалиста имеет смысл обращать внимание на то, владеет ли он феминистской оптикой и навыками работы с травмой.

 — Семейная психотерапия/нарративная медиация. Это может быть отдельный специалист, или же процесс может обеспечиваться личными терапевтами участников отношений, если они владеют таким форматом работы.

 Когда мы занимались детоксикацией собственных отношений, специалисты, которых нам удалось найти, подходили для решения наших задач лишь частично. Мы очень благодарны им за помощь и за веру в нас и наши начинания, но нам потребовалось серьезно нарастить профессиональные компетенции, чтобы их хватало для достижения поставленных нами целей. Сейчас мы видим, как эти знания и умения работают на нас и на наших клиентов. Приятно сознавать, что благодаря нашим наработкам задачи сопоставимого масштаба решаются с меньшими временными, финансовыми и прочими затратами, чем это получилось у нас.

Итак, детоксикация отношений не является чем-то невыполнимым. Хотя задача эта очень непростая, она решаема, если разделить ее на части и использовать строго научный подход в решении.

 

О множественных личностях (Люда Орел)

Это я :)

Я сегодня думаю о множественных личностях.

У некоторых психотерапевтов в практике таких всего 1-2 клиента, а то и вовсе никого (или терапевты об этом не знают), а ко мне вот довольно часто приходят — за самой разной помощью.
Помощь множественным личностям имеет свою специфику.

Например, если у человека «отвалилась» какая-либо психическая функция, то у «обычных» людей тому может быть несколько довольно очевидных причин: упал уровень психического ресурса, произошло травмирующее событие, случилась ретравматизация… По сути, все. Далее существуют более-менее стандартные протоколы работы.

Если такое случилось у множественной личности, причин может быть еще 100500, и все они будут связаны со сложной внутриличностной динамикой. Потому что «отвалившаяся» психическая функция может изначально принадлежать совсем не той личности, которая обратилась за помощью.

Если дело в этом, то может быть, у альтер-личности случилось травмирующее событие, падение ресурса и т. д. А может быть, она за что-то обиделась на «основную» личность и «грохнула дверью». А может быть, у этого альтера конфликт с другими альтерами — и тогда надо выяснять, почему.

А еще бывает, что какая-то психическая функция работает благодаря сотрудничеству нескольких альтеров друг с другом. И у кого из них что случилось — неведомо. И хорошо еще, если они на сотрудничество идут, а то ведь могут и не пойти.

Одно время мне казалось, что со множественными личностями нужно работать обязательно до полного исцеления, интеграции и т. п. — а это несколько лет работы.

Но сейчас я вижу, что проблемы у них могут быть вполне локальные, решаемые за несколько сессий.

И круто, когда множественная личность может получить адекватную помощь — не хуже чем «обычная», унитарная.

Меня волнует другое.

Я часто опасаюсь сказать человеку: «Вы — множественная личность».

Потому что информация, с которой он скорее всего встретится, начав изучать различные источники, его скорее всего не порадует и не поддержит.

Потому что очень много демонизации и патологизации вокруг этой темы. И инвалидизации, конечно, как же без нее.

Потому что иногда людей «опрокидывает» на годы, когда они узнают о своей множественности, хотя до получения этой информации они жили более-менее нормальной жизнью.

Надо, наверное, свое что-то писать на эту тему, чтобы можно было ссылку давать или брошюру какую-нибудь.

Но тоже страшно: как-никак, я в этой теме не только специалист, но и инсайдер, так что вся эта «кошмаризация» меня тоже затрагивает, и еще как.

А множественные личности все приходят и приходят. Кто-то — за одной консультацией, кто-то — в краткосрочную работу по определенному запросу, кто-то — в длительное сопровождение.

Раньше я угадывала эту мелодию с пяти сессий. Теперь обычно хватает одной-двух.

***
Оглавление цикла «Псих(олог)ическая травма и диссоциация»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=172

Клиентская супервизия (кратко)

Это я :)

Обсуждали вчера с Людой Орел такой феномен, что часто некоторые практики заботы о клиентах приводят к инвалидизации и объективации последних.
Это очень заметно по некоторым текстам о возможности причинения вреда, где вообще вся ответственность за все подряд и вся субъектность волшебным образом оказываются у терапевта.
Ещё говорили о практиках возвращения и поддержания достоинства и о том, что удерживание своих границ волшебным же образом позволяет не заступать за чужие.

Продолжаем думать о концепте клиентской супервизии.
Это такая позиция в работе, когда клиент сам с собой работает, а терапевт его сопровождает, поддерживает, помогает тем или иным образом, но воздерживается от «объектных» интервенций.
Наша практика показывает, что это работает лучше и бережнее всего.

Травма и ПТСР: этапы исцеления (Люда Орел)

Это я :)

Есть несколько степеней свободы от травмы и посттравматического стресса, про них имеет смысл знать, чтобы понимать, на каком этапе освобождения находишься и что ждет впереди.

Нулевой уровень свободы от травмы совпадает с максимальной выраженностью посттравматического стресса, и это уровень отыгрывания. Любопытно, что именно на этом уровне человек никакого «внутреннего» стресса не испытывает. У него могут быть какие-то неприятности, объясняющиеся внешними обстоятельствами, но идея, что эти обстоятельства создаются в том числе какими-то действиями самого этого человека, на данном этапе может быть еще слишком сложной.

От встречи с посттравматическим стрессом такого уровня остается ощущение, что человек следует некоторому течению, будь то национальные, семейные или индивидуальные сценарии, и довольно хорошо вписан в окружающую его социальную среду, как бы токсична она ни была.

На первом уровне свободы от травмы человек обнаруживает за собой какое-то нежелательное поведение, но еще не может ничего с ним сделать. От этого человек испытывает стресс. И хотя субъективно переживаемого стресса в жизни человека на этом этапе становится больше, переход на этот уровень означает существенное снижение влияния травмы и посттравматического стресса на жизнь.

Когда ко мне обращаются люди, находящиеся на этом этапе освобождения от травмы, мне всегда хочется горячо поздравить их с величайшим достижением, но я никогда этого не делаю, чтобы меня не поняли неправильно. Собственно, ради них я пишу сейчас эту статью: буду просто ссылку давать, чтобы контекст был понятен.

В общем, на этом уровне человек одерживает величайшую победу: он берет на себя ответственность за происходящее в его жизни, пусть даже еще не может в полной мере ее проявить. Но процесс уже начался, и очень скоро наступает…

Второй уровень свободы от травмы, когда человек в состоянии удерживать себя от нежелательного поведения. Субъективно переживаемый стресс на этом этапе достигает своего максимума, потому что внутри себя человек осуществляет отчаянную борьбу с нежелательными поведенческими импульсами.

К сожалению, на этом этапе у многих все и заканчивается. Мне грустно видеть, как очень многие очень хорошие люди живут в изможденном состоянии. Хотя они и поступают правильно, это не все, чего возможно достичь. Для меня бесспорно, что эти люди достойны гораздо большего. Что у них могло бы быть больше жизненной энергии, и тогда они могли бы, например, в большей степени влиять на экономическую, политическую и общественную жизнь. Да даже просто жить долго и счастливо.

На третьем уровне предпочитаемое поведение усваивается и становится привычным, но внутренний дискомфорт еще может давать о себе знать. Перестраивается система отношений человека и его окружения. Происходят и другие изменения жизни к лучшему. Все это происходит благодаря активности самого человека, хотя часто воспринимается как некое чудо как окружающими, так и самим человеком. Субъективно переживаемая стрессовая нагрузка все еще довольно высокая, но уже гораздо ниже, чем на втором уровне. Кроме того, она гораздо более физиологична: говоря языком стресс-менеджмента, в подавляющем большинстве случаев это эустресс, а не дистресс.

На четвертом уровне свободы от травмы человек обретает внутренний и внешний комфорт на новом, более высоком, уровне психического функционирования (с внутренней стороны) и интеграции в социально-экономические системы (с внешней). Все, посттравматический стресс остался в прошлом, ура-ура!

Ко всему вышесказанному мне хочется добавить, что на деле все часто бывает несколько сложнее, да и травм обычно больше одной. В этой статье мне просто важно было показать общий принцип того, как происходит процесс исцеления травмы и какие основные этапы в нем можно выделить.

АВТОР: Люда Орел

Оригинал: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=405

Оглавление цикла «Псих(олог)ическая травма и диссоциация»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=172

Реально ли создать мануал по терапии травмы (про прикручивание отвалившихся навыков)? (Люда Орел)

Это я :)

Тут у меня запросили больше информации о прикручивании обратно отвалившихся вследствие травмы навыков, и я хожу, третий день думаю об этом.

Засунуть какую-то методологию в пост или запаковать ее в онлайн-курс было бы заманчиво, конечно. Но вот насколько это реально?

Какой объем теоретических знаний необходим для такой работы, а какой является уже излишним?

Есть много прекрасных книг по терапии травмы. Еще есть много книг по психологии и педагогике, где можно узнать больше о различных навыках и о том, как они формируются. Ну и дальше остается просто наложить одно на другое, проанализировать через получившуюся призму имеющийся опыт, скорректировать теорию там, где она нерелевантна, и таким образом получить годный инструмент для того, чтобы хоть как-то ориентироваться в области работы с отщепленными частями.

Это может показаться слишком сложным путем, но я так делала, когда мне очень надо было. Я тогда даже не подозревала, что буду профессионально работать с травмой, мне просто надо было вернуть собственную память за семилетний период, ну и так, «по мелочи».

И еще надо понимать, что я педагог, то есть мне в разы проще было подбирать для себя помогающие методики. А их огромное множество, работают они по-разному, и все это вообще очень индивидуально.

Так что я продолжаю думать о том, как упаковать необходимый минимум знаний в серию постов или онлайн-курс… Но вот реально ли это сделать — это для меня остается пока большим вопросом.

АВТОР: Люда Орел

Оригинал: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=415

Оглавление цикла «Псих(олог)ическая травма и диссоциация»: http://alterglobe.ru/blog/index.php?entryid=172

Дискурсивные представления и мышление (проект «Хорошая жизнь» — 762,5)

Это я :)

IMG_20161114_184432Мария Крашенинникова-Хайт приводит в ВК альтернативное название предыдущего поста:
«Как пожелать суперпрофессионалам удачи, не задев ни один из возможных дискурсов»
:))

Наталья Малышева на Фейсбуке спрашивает, какие есть поддерживающие альтернативные дискурсы.

Я твёрдо уверен, что там, где можно своими словами, без привлечения дискурса, лучше своими словами.
Слегка раскрыв понятия и внеся свои смыслы.

Дискурсы — упрощенные и уплощенные наборы представлений.
Мышление гораздо богаче и индивидуальнее.
Хотя и ресурсозатратнее.
Дискурсом обычно не передашь того, что на самом деле хочешь сказать.
Зато обязательно будут побочные смыслы, часто нежелательные.

kotomyava сегодня пришла и написала мне много чудесных слов о том, что хотела тогда сказать, — и сразу совсем другие ощущения, поверьте!

В ответ еще на первое высказывание у меня было минимум два варианта прочтения, так что я, за отсутствием точной информации, написал о том, который меня больше затронул.
Если говорить именно о дискурсах, то это «не может не получиться» достаёт меня третьим номером после «повезло» и «все же хорошо закончилось».
И я не то чтобы редко с этим встречаюсь.

Я шаман, я разговариваю с дискурсами.
И однозначно предпочитаю этому общение с людьми на уровне мышления.
Развёрнутыми словами гораздо понятнее и богаче.

На фото — кусок того квадратного лимона из ВК.

Оригинал: http://lesley-f.livejournal.com/446416.html